«А здесь нет ГМО!»: технолог Ольга Косникова о пищевой химии

+7 926 604 54 63 address

Раньше еда была здоровее и безопаснее, производители намеренно указывают на этикетках неправильный состав и калорийность, коровье молоко лучше заменить соевым, белый сахар — коричневым, растительное масло — кокосовым, куриные тушки большие из-за антибиотиков, а родителям ни при каких условиях не стоит покупать для детей пюре в баночках. Какие из этих утверждений — выдумка маркетологов, а в каких есть доля правды? Разбираемся вместе с пищевым технологом и автором книги «Страшная химия. Еда с Е-шками: из чего делают нашу еду и почему не стоит её бояться» Ольгой Косниковой.

«Обычное молоко вредное, его лучше заменить кокосовым или соевым. На крайний случай — шоколадным или овсяным!»

Тут история такая: с одной стороны, круто и здорово, что у нас появилась целая категория продуктов, которую можно назвать растительной альтернативой. Мы можем купить «немолоко», «немясо», «нерыбу», «неяйца». Растёт рынок альтернатив — и это хорошо как минимум для потребителей, придерживающихся растительной диеты по этическим или иным причинам. Это важно и для тех людей, которые действительно не переносят латкозу, так как у них отсутствует или в недостаточных количествах вырабатывается фермент лактаза. Собственно, из-за лактозы и разгорелся весь сыр-бор.

С другой стороны, эта тенденция довольно грустная. Что я имею в виду? Есть добросовестный маркетинг, когда мы восхваляем качество продукта — например: «Здесь много белка, а он полезен для костей!» Или: «Здесь много витаминов, посмотрите, какой здоровский продукт!» Но есть недобросовестный маркетинг — это когда производители нам говорят: «А здесь нет лактозы!», «А здесь нет ГМО!» И складывается впечатление, что лактоза, ГМО или сахар — это что-то ужасно вредное. Такие истории я, как пищевой технолог, не приветствую. И хочу заметить, что здоровому человеку без серьёзных медицинских противопоказаний отказываться от молока нет никакого резона. Здоровый человек может есть и пить любые молочные продукты — это прекрасный источник белка и жира. А если уж продукты обогащены витамином D, то отказываться от них вообще нет никакого смысла. Но есть мода. Поговорим об этом?

Мне кажется, каждое десятилетие появляется какой-то новый враг, которого мы демонизируем. Раньше мы демонизировали жиры, сейчас мы демонизируем сахар и молоко. Про молочные продукты существует огромное количество мифов — например, считается, что из-за молока якобы усиленно вырабатывается слизь. И чтобы не болеть разными простудами, надо пить меньше молока. Но, конечно, подтверждений у этой теории нет — её совершенно серьёзно проверяли учёные. И выяснили, что никак на образование слизи в организме молочные продукты повлиять не могут. Ещё есть миф, что молоко вызывает воспаления, инфаркты, рак и диабет. Но наука эти связи не подтверждает. Наоборот, ВОЗ советует включать молоко в свой рацион — конечно, если вам этот продукт нравится. В молоке нет ничего страшного — а люди, которые его демонизируют, просто мало читают исследования и не углубляются в биохимию. Ну никак не может из-за молока внезапно появиться слизь в носу! Так и хочется сказать: «Возьмите учебник физиологии и почитайте!»

А ещё мифы о молоке распространяют недобросовестные маркетологи, которые говорят: «Молоко — плохое, а наше «немолоко» хорошее!» Да, мой товар дороже в несколько раз, но зато он более здоровый и качественный! Купи его!» На деле такие заявления — не более чем манипуляция.

«Лучше есть всё фермерское: оно полезное и натуральное!»

Такое заявление — моя особенная боль. Боязнь всех промышленных пищевых продуктов идёт от того, что потребители не знают, как делают еду на производстве. И не понимают, почему она такая, а не как 100—200 лет назад. В СМИ и на телевидении промышленную еду демонизируют по тем же причинам.

На самом деле фермерская еда чаще всего — это обман потребителя. Нам кажется, что фермеры заботливо выращивают курочек и козочек, поливают по-доброму свои поля, удобряют их не чем-то страшным, а натуральнейшим навозом… Но на самом деле риски от потребления продуктов, купленных у фермеров и мелких производителей, выше. Просто потому, что у них не так хорошо налажена система качества, не так часто берутся микробиологические смывы, чтобы посмотреть, какая микрофлора где сидит. Не так тщательно соблюдаются нормы гигиены и санитарии, как на крупном производстве. И просто есть иллюзия, что якобы такая еда натуральнее, природнее и полезнее — но это не более чем заблуждение.

Более того, я знаю компании, которые покупают промышленные продукты — творог, сметану — у крупного завода, перефасовывают и лепят ярлычки «Фермерское», «Натуральное», «Хранится трое суток». И вообще от домашней коровки или фермеров, продающих что-то с рук, у нас намного больше риски отравиться, получить патогенную микрофлору — да и вообще съесть некачественный продукт. Поэтому надо быть разумным и понимать, что вся промышленная еда создаётся не для того, чтобы всех отравить и не из каких-то ядохимикатов и страшной химии. Надо разбираться, как именно делается пища.

«Детское питание в банках — это отрава. Зачем давать младенцам консервы?»

Хочется спросить: какой смысл производителям делать отраву? Допустим, производитель сделал отраву, допустим, дети себя плохо чувствуют после приёма пищи. Мамы это видят, педиатры это видят. Врачи, учёные видят. Кто у вас купит после этого во второй и третий раз продукт? Компании быстро загнутся с таким ведением бизнеса!

Вообще детское питание — это совершенно особенная отрасль пищевой индустрии, и её отдельно изучают, для неё действуют более жёсткий регламент. Производители стремятся обеспечить малыша сбалансированном количеством разных витаминов, нутриентов, макро- и микроэлементов — для того, чтобы мягче ввести прикорм. А малышей, которых растят на смесях, производители стремятся обеспечить всем необходимым.

Нормы безопасности намного строже к детскому питанию. Гораздо ниже допустимая норма содержания остатков тяжёлых металлов и патогенов, для детского питания намного больше список запрещённых ингредиентов. В частности, в детском питании не разрешены консерванты и красители — не потому, что они ядовиты или опасны, а взрослых нам не жалко — им их можно есть… Потому что на детях никто опыты не будет проводить, у нас здесь работают меры предосторожности. Лучше перестраховаться с маленькими организмами — потому что они могут выдать неадекватную реакцию.

Одним словом, намного полезнее и безопаснее покупать детское питание в баночках, чем варить его самому. В моей практике был такой случай: одна девушка своему полугодовалому ребёнку сама закатывала и стерилизовала овощи в банках… А потом узнала, что существует Clostridium botulinum — такая бактерия, которая в анаэробных условиях, без доступа воздуха, прекрасно развивается и приводит к смертельно опасному заболеванию — ботулизму, который поражает центральную нервную систему. И намного безопаснее купить баночку с детским пюре, которая многократно проверена на пищевом производстве, чем делать самостоятельно кустарными методами.

«На растительном и сливочном масле готовить еду небезопасно. Вот на кокосовом — другое дело!»

К сожалению, это очень грубое и неполезное для здоровья заблуждение. Кокосовое масло по большей части состоит из насыщенных жиров. Современная наука и ВОЗ советуют нам надо сокращать количество насыщенных жиров и увеличивать количество ненасыщенных. То есть кокосовое масло потреблять можно, но в небольших количествах. Однако переходить на него полностью, заменять им растительное и сливочное масло — неправильно и приводит к перекосу в питании.

В целом у нас нет вредных и неполезных продуктов, есть сбалансированное и несбалансированное питание. Есть здоровый рацион с овощами, фруктами, клетчаткой, витаминами (желательно не из баночек, а из пищи), ненасыщенными жирами, жирной рыбой, всевозможными маслами… А есть несбалансированный рацион — это когда человек постоянно питается лапшой быстрого приготовления и жареной картошкой, заливается колой, а утром просыпается и выпивает три литра кофе с сахаром и молоком. Вот это — нездоровый рацион.

Резюмирую: от кокосового масла отказываться не стоит, но и боготворить его не нужно. Оно не обладает никакими волшебными и целебными свойствами, а его популярность — лишь маркетинг и грамотное продвижение. Кстати, интересный факт: люди не боятся тропического кокосового масла, но боятся его ближайшего собрата — пальмового масла. Это, конечно, полная глупость. В пальмовом масле около 50% ненасыщенных жиров, и в сравнении с кокосовым оно даже более здоровый продукт. Но мифы и страшилки мешают это увидеть и трезво посмотреть на составы. С этим я и борюсь.

«Главное, не покупать продукты, содержащие ГМО!»

С ГМО в России ситуация следующая: у нас нельзя выращивать ГМ-продукты, в том числе для исследований — этот закон ужасно тормозит развитие науки! Но мы можем ввозить определённое количество ГМ-продуктов в страну — сою, кукурузу и т.д.

Сейчас на каждом продукте, включая воду (!!!), пишут: «Без ГМО». Что это? Правильно — не больше, чем пустые слова. Как правило, в российских продуктах вообще нет ГМ-организмов. Но вообще ГМО нисколько не опасны. И у науки нет двух мнений по поводу ГМО. Нет такого, что одни учёные «за» ГМО, а другие против. Мировое научное сообщество достаточно хорошо исследовало эту тему и понимает, что ГМ-продукты совершенно не опасны, не больше влияют на наш организм, чем остальная еда. Плюс польза от их применения и внедрения намного выше, чем возможный вред. Кроме того, чтобы говорить про ГМО, надо понимать, что это такое. Это не что-то извне и инородное и не то, что мы добавляем в продукты, а оно потом внедряется в нас.

ГМО — это организмы, в которых мы изменили те или иные свойства, редактируя их геном. И нужно понимать, что у любой еды есть генетический код. То есть мы можем влиять на продукт либо традиционной селекцией, либо как раз с помощью ГМО. И традиционная селекция также изменяет геном растений, животных и всего, что нам нужно. Но селекция — это не милая методика, потому что в ходе селекции специалисты могут применять достаточно жёсткое воздействие — например, радиацией, ядохимикатами, которые имеют мутагенный эффект и, соответственно, изменяют геном продукта. Кроме того, мы не до конца контролируем происходящий процесс — в том числе те мутации, которые происходят при селекции. У нас может сцепиться с полезным признаком не очень полезный и просто ненужный нам признак. Да, селекция была допустима и нормальна раньше, но в XXI веке у нас есть более точные механизмы — например, технология CRISPR-Cas9, благодаря которой мы чётко изменяем тот участок ДНК, который нам нужен — или его вырезаем, выключаем. Или, наоборот, мы что-то добавляем. Мы чётко понимаем, какие изменения нас ждут и какие вмешательства в геном к каким мутациям и полезным для нас признакам приведут. И здесь страх ГМО идёт от безграмотности, от непонимания основ биологии и генетики. Так и хочется попросить людей вернуться в 10 класс, засесть за учебники и прочитать ещё раз, что такое ген, как он работает, как выглядит наша ДНК и так далее.

Есть недоучёные, которые прославились, публикуя недостоверные работы про вред ГМО — например, Сералини. Его работы были раскритикованы серьёзным научным сообществом, в них нашли грубейшие ошибки… Но люди этого не знают — они знают начало истории: что учёный пришёл на телевидение, показал распухших крыс, которых кормили ГМО-соей — и всё. Дальше они уже не копают и не смотрят.

Страх перед ГМО — это большая проблема научного мира и большая проблема для наших учёных, которые не могут выращивать ГМ-организмы в стране. Это всё тормозит прогресс. И пока люди в массе не знают, как ГМО хорошо изучены и сколько у них плюсов, производители так и будут крепить плашку «Без ГМО» в том числе на воду, соль и соду, где нет генов вообще.

«Глютен опасен для здоровья!»

История с глютеном такая. Глютен — это целая группа белков, которая находится в пшенице, злаковых и разных других культурах. Но других белков мы не боимся — и даже не знаем их названия. Почему?

Глютен, по сути, такой же белок, как любой другой. В нашем организме он переваривается до различных аминокислот, которые потом организм «разбирает» на различные нужды. И лишь у небольшого процента людей глютен вызывает проблему с пищеварением — целиакию. Это генетическая непереносимость глютена, которая может быть врождённой, а может проявиться во взрослом возрасте. Это серьёзное заболевание, которое не заметить у себя нельзя. У него очень неприятные симптомы, вплоть до длительной диареи, потери веса, уменьшения всасываемости других питательных веществ… Тем не менее люди, начитавшись страшилок про глютен, могут, сидя дома и покушав булочку, сказать: «Ой, что-то мне плохо! Наверное, это всё глютен виноват!» Но, поверьте, непереносимость глютена вы бы у себя не пропустили.

А ещё есть люди с серьёзной аллергией на белки пшеницы — но её тоже нельзя у себя пропустить. Такая аллергия проявляется в заложенности носа, затруднённости дыхания и т.д. А вот всем остальным людям не надо придумывать себе непереносимость глютена. На заметку: целиакия и аллергия встречается примерно у 1% жителей Земли.

Почему, когда мы отказываемся от глютена, нам может становиться лучше? Мы просто путаем причину и следствие. Дело в том, что мы отказываемся не от самого глютена в чистом виде — мы отказываемся от большого количества хлебобулочных изделий, от трёх кусков хлеба к каждому приёму пищи. И в целом стали лучше и здоровее питаться, отказались от излишнего потребления сахара и в итоге чувствуем лёгкость — в том числе от осознания того, что «Я лучше других, я не ем глютен». Но вообще отказ от этого белка может запросто привести к орторексии — расстройству пищевого поведения, при котором человек помешан на правильном питании.

Если мы здорового человека посадим на настоящую безглютеновую диету, то у него будет меньше всасываться тех или иных микроэлементов, потому что отказ от глютена — это не только отказ от сладкого и хрустящего круассана. Это и отказ от круп, каш и вообще — ужасное обеднение рациона без объективных на то причин. Поэтому, пока вам врач — желательно доказательный врач — не подтвердил целиакию или аллергию, не надо лечить себя самого «по аватарке». Просто питайтесь сбалансированно — вот и весь секрет.

Добавлю, что глютен исследован буквально вдоль и поперёк. Он не вызывает никаких страшных болезней, но и не облегчает их — поэтому не стоит, в частности, верить заявлениям, что отказ от хлеба и круп якобы облегчает аутизм.

«Если курица на прилавке выглядит подозрительно большой, значит, она накачана антибиотиками»

Тут мы сталкиваемся с несколькими когнитивными ошибками и искажениями. Давайте теперь всем высоким и полным людям говорить, что они какие-то неправильные и выросли наверняка на антибиотиках и гормонах роста! Нет. Есть такая вещь как генетика — и может родиться более упитанная курочка, её в конце концов можно откармливать… Цыплят-бройлеров вот специально много кормят и не дают им много двигаться. Если бы была волшебная таблетка вроде гормонов, антибиотиков или чего-то ещё, чтобы животное сразу становилось большим и красивым, производители наверняка ей бы пользовались. Но такой волшебной таблетки — к счастью или к сожалению — нет.

Безусловно, люди очень однобоко понимают историю с антибиотиками в курице. Производители действительно могут на предприятии применять антибиотики — но это делается в случае заболевания животного или для профилактики — чтобы все курочки не заболели и не умерли. И есть очень чёткие правила, которые регулируют, за сколько дней до убоя нельзя давать антибиотики животным — чтобы те вывелись из организма. Кроме того, даже если мы дали антибиотик курице, он же не остаётся в ней навсегда и не плавает в её тканях! Когда мы болеем, например, ангиной и врач нам выписывает антибиотики — мы же не думаем, что антибиотики останутся в нас через месяц после их приёма! Через полгода, через год. Антибиотики выполняют свою функцию и выводятся из организма, нигде не откладываясь. Конечно, иногда в курятине находят следовое количество антибиотиков — но что такое следовое количество? Это очень низкие доли антибиотиков — одна тысячная доля процента от массы, например. Дело в том, что современное оборудование настолько чуткое, что мы можем увидеть в продукте следы чего угодно. Если количество не превышает допустимые нормы — то никакой угрозы для здоровья потребителей нет. А вообще старайтесь покупать продукты крупных производителей — у них точно с соблюдением норм всё в порядке.

В общем, если вы увидите толстенькую курочку на прилавке — возможно, о ней заботились, её хорошо кормили и вообще просто порода такая.

«В фастфуд добавляют какие-то специальные вещества, чтобы у людей формировалась зависимость от чизбургеров и картошки фри. Вот почему так много людей любит Макдоналдс!»

Производителям не нужны какие-то специальные тайные вещества — у них есть соль, сахар и жир. Люди любят всё сладкое, солёное, жирное, хрустящее. Поэтому мы склонны переедать! Этим и пользуются производители фастфуда. В нём много калорий и он сочетает несколько вкусов. Например, в гамбургере есть сладкая булочка, кислый соус, котлетка со вкусом умами — и эта феерия вкуса создаёт у нас во рту ощущения, которые мы хотим испытывать вновь и вновь.

Кроме того, к фастфуду у нас есть и эмоциональная привязанность — например, если человека в детстве по праздникам водили в «Макдоналдс», то во взрослом возрасте он будет вспоминать, что «биг мак» — это удовольствие и что-то запретное, что сейчас может себе позволить.

А так в фастфуде применяются те же самые жиры, белки и углеводы, что и везде — просто всё готовится с расчётом на то, чтобы всё сделать максимально вкусным и «нажористым». Такой еды легко переесть. Но никакого секретного ингредиента тут нет. Был бы — все бы им пользовались. Не надо строить теории заговора вокруг обычного «Макдоналдса».

«От белого сахара лучше отказаться. Все переходим на коричневый сахар!»

Любой радикализм в еде и резкий отказ от продукта ведёт к срывам и тому, что предмет запрета становится максимально желанным. Особенно когда речь идёт о сахаре! Но действительно — в обычной жизни мы часто переедаем сахара. Пирожными и булочками объесться легче, чем сельдереем или морковкой. Поэтому надо просто контролировать количество сахара в своей жизни. Есть сладкое можно не три раза в день, а один, например. Если от сахара есть зависимость — стоит обратиться к дипломированным психологам и диетологам. А вот здоровым людям просто стоит сократить количество сахара в рационе — потреблять меньше шоколада и больше фруктов и ягод, где содержится клетчатка, минералы и витамины, например.

А вот заменять белый сахар тростниковым коричневым бессмысленно — так же как и «органическим» с IHerb за кучу денег. Неразумно заменять сахар сиропом и мёдом. Всё это на 95—99% состоит из сахарозы. Тростниковый сахар коричневый за счёт патоки или мелассы — это продукт недоочистки сахара. По факту это сахароза с небольшим количеством примеси, которая в рафинированном сахаре попросту удаляется. Никаких волшебных свойств в коричневом сахаре нет — он всасывается, как и обычный.

Если мы хотим заменить сахар на что-то некалорийное — стоит посмотреть в сторону разных подсластителей. Они бывают как синтетические, так и натуральные. Я как химик понимаю, что свойство вещества не зависит от его происхождения — зависит только от строения. Все пищевые добавки и подсластители прекрасно изучены, у научного мира нет перед ними страха.

Есть очень показательная история с искусственным подсластителем цикламатом. Вещество открыли случайно и запатентовали. Но не для еды, а для маскировки горького вкуса лекарств. А потом додумались, что можно сделать газировку для диабетиков. Был создан продукт с говорящим названием No-Cal. Естественно, гиганты «Кока-кола» и «Пепси» не стали это терпеть. И очень скоро они уже сами клепали некалорийные напитки, радуясь цикламату. Любимая многими «Кока-кола Zero» родилась именно так.

«Консервы вредны для организма. Ведь они содержат консерванты!»

Люди берут два однокоренных слова — «консервы» и «консерванты» — и проводят между ними аналогию. Но смысл обратный: производителям консервов не нужны никакие консерванты, чтобы продукты долго хранились. По сути, консервы получаются путём стерилизации — нагрева продуктов до высоких температур в течение от получаса до нескольких часов (для каждого продукта режим подбирается индивидуально). В ходе такой обработки убивается вся микрофлора — ведь продукт портится не сам по себе, а из-за того, что в нём размножаются патогенные микроорганизмы. Жиры под действием воздуха окисляются, и происходит разрушение продукта. Консервация же создаёт такие условия, чтобы этих процессов не происходило.

Если бы такой метод не сохранял полезные и питательные вещества продукта, то мы бы его не применяли. Учёные хорошо исследовали, сколько остаётся питательных веществ после обработки: белки, жиры и углеводы незначительно теряют питательную ценность, но эти потери не так значимы. И продукт всё равно остается питательным.

Минералы не разрушаются тоже — в консервной банке не происходит никакого термоядерного распада калия и натрия. Витамины вот некоторые разрушаются — например, витамин С плохо переносит термообработку — он даже в свежих овощах и фруктах разрушается при хранении за неделю. Но остальные витамины более стойкие, особенно жирорастворимые — витамин А, например. Витаминов группы В сохраняется от 40 до 60%.

В общем, если консервы — не единственный источник пищи и сочетаются со свежими фруктами и овощами, например, то это нормально. Всё-таки консервы были придуманы в первую очередь для армии и космоса — для условий, в которых нет доступа к нормальной еде. Если вы не сидите в бункере, то питайтесь не только ими.

«Вот раньше еда была лучше, поэтому и люди были здоровее!»

Я называю сторонников таких взглядов жителями страны «Какраньшия». Они уверяют, что раньше всё было хорошо, а сейчас — не очень. Но на самом деле раньше люди питались очень скудно, чаще страдали от пищевых отравлений и вообще жили намного меньше, чем мы. До тридцати лет дожил — в общем-то, уже хорошо, до 40 дотянул — о-о, да ты долгожитель!

Никогда ещё пищи не было так много и никогда она не была такой качественной, как сейчас. Мы живём в золотом веке еды и напитков! И живём долго — в этом заслуга не только качественных продуктов, но и вакцинации, антибиотиков. При этом мы стали больше доживать до болезней старости — сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний…

«Производители специально занижают калорийность продуктов на упаковке»

Как у нас вообще рассчитываются КБЖУ? Естественно, никто не сжигает еду, чтобы померить в калориметре сожжённое тепло. Для этого у нас есть несколько методов. Первый — лабораторный: мы сдаём наш продукт в лабораторию, и там меряют количество КБЖУ специальными методами. Ещё есть расчётный метод — то есть у нас есть чёткое понимание, сколько в среднем в каких продуктах белков, жиров и углеводов. В российской практике мы ориентируемся на справочник РАМН «Химический состав российских продуктов питания». Эти цифры близки к правде, но могут, в зависимости от сырья, колебаться. То есть хорошие пищевые производители рассчитывают КБЖУ в том числе по расчётным таблицам, но ещё и подтверждают в лаборатории, чтобы точно не ошибиться. Но иногда, конечно, случаются ошибки. Причём грубейшие ошибки — например, производители путают жиры и углеводы местами. Был на практике такой случай. Ученики моего курса #химияеды должны были проверить правильность КБЖУ в продукте. И в ходе работы оказалось, что у одного — не самого мелкого — производителя — перепутаны местами жиры и углеводы. Значится 7 г жира и 5 г белка, а должно быть ровно наоборот. Увы, такие ошибки случаются. Тут виной человеческий фактор.

Те, кому важна энергетическая ценность вплоть до одной калории, могут самостоятельно перепроверить данные по формуле. Везде есть человеческий фактор — например, при переводе с английского на русский язык переводчик может случайно вместо 6 написать 9… Такое бывает. Но это скорее исключение, чем правило. КБЖУ верить можно. Так что не бойтесь — продукт содержит примерно столько калорий, сколько сообщает его упаковка.

«А вот состав продуктов точно может ввести в заблуждение!»

Здесь два аспекта: во-первых, у нас есть технический регламент Таможенного союза на маркировку пищевой продукции. Там очень чётко и подробно описано всё, что нужно указывать на этикетке. Там и к составу огромный свод требований! И, по закону, не указывать какой-либо ингредиент мы не можем — потому что это нарушение. А дальше уже включается человеческий фактор: есть разумные и серьёзные пищевые компании и производства, которые следят за качеством товара и буквально за каждой буквой в составе. И не дай бог у них прокрадётся на этикетку то, чего нет в составе, или наоборот — на этикетке не укажут какой-то компонент. Это будет очень серьёзная ошибка — у компании могут отозвать целую партию, уничтожить тираж упаковки. А тиражи бывают очень большие — 20—30 тыс. штук. Конечно, компании заинтересованы в том, чтобы ошибок таких не допустить!

У мелких компаний и шарашкиных контор такое может случаться — но их за это штрафуют, их на этом ловят и потом об этом везде пишут. Существование открытых проверок типа Роскачества сильно усложняет жизнь мелким и недобросовестным производителям. И сейчас фальсифицировать и скрывать стало сложнее, чем было лет 5—10 назад. Безусловно, не все производители честны и не все соблюдают требования закона. Но, к счастью, мы идем к цивилизованному миру, где этикетка соответствует правде.

.
Комментарии