Ложный нарратив о натуральном лечении рака

+7 926 604 54 63 address
 Обещания чудесно вылечить рак — не новы.
Обещания чудесно вылечить рак — не новы.

У тридцатидевятилетней Джулии Ризон, к несчастью, рак молочной железы IV стадии, что означает, что опухоль разрослась и, по-видимому, неизлечима. В отчаянии, которое вполне понятно, она, чтобы обрести шансы на выздоровление, обратилась к «целостному, натуральному» лечению. Как свидетельствует наука, такого рода лечение даёт не шансы на выздоровление, а только ложное, но увлекательное повествование, искусно заманивающее в ловушку отчаявшихся людей.

К сожалению, Джулия и её муж Кристиан взялись за съёмки полнометражного фильма, пропагандирующего это повествование, годное лишь на то, чтобы одурманивать людей фальшивой надеждой.

Ложный нарратив

Как любят повторять писатели-скептики, людям нравятся истории. Мы общаемся с помощью историй, мы учимся на них, и мы интуитивно их понимаем. Поэтому хорошая история начинает жить своей жизнью, даже тогда, когда она совершенно утратила связь с реальностью. Как мы называем глубоко укоренившиеся искусно сложенные нарративы? Культура!

Почему живуча пресловутая «альтернативная медицина»? Потому, что её адепты активно используют нарратив, который издавна пользуется на рынке массовым спросом. Они дружно взяли на вооружение способы лечения и формы заботы о здоровье, ещё 40 лет назад воспринимавшиеся как надувательство, и извратили нарратив на тему здравоохранения. Рекомендации альтернативщиков, не имея научной основы, получили устойчивую поддержку в медико-промышленном комплексе. Конкуренты научного здравоохранения перестали восприниматься как злодеи и превратились в героев, которые внедряют в общественный быт естественные формы лечения и противостоят засилью учёных отморозков. Я до сих пор удивляюсь тому, как здорово работает этот нарратив.

Попутно альтернативщики пытаются извратить нарратив о том, что такое хорошая наука. Пока система здравоохранения переживает период саморефлексии, стремится сделать медицинскую науку более строгой (повысить воспроизводимость результатов научных исследований, уменьшить количество попыток подогнать статистические методы под результат и т.д.), альтернативщики работают в противоположном направлении. Как учёные-исследователи они не блещут, зато успешно создают двойной стандарт: если господствующая медицина должна быть строго научной, то «альтернативная» может руководствоваться в своих исследованиях смехотворно низкими стандартами, позволяющими утверждать всё, что угодно, и при этом квалифицировать разработанные методы лечения как «основанные на доказательствах». Неслыханное жульничество!

Чтобы утверждать, что какое-то явно бесполезное лечение, даже при наличии доказательств его бесполезности, всё же является эффективным, посвящённое ему повествование должно включать в себя теорию заговора. Назначение этой теории — объяснять любые неудобные свидетельства. Она волшебная палочка, которая рассеивает любой негатив и оправдывает отсутствие позитива. Теории заговора можно сочинять по мере необходимости и по своему усмотрению пускать в дело, не неся при этом бремя доказывания наличия заговора.

Я не обвиняю пациентов, страдающих тяжёлой неизлечимой болезнью, за то, что они принимают такое повествование. В каком мире вы предпочли бы жить: в том, где у вас неизлечимая и смертельно опасная болезнь, или в том, где у вас есть способ излечиться, но силы зла прячут его от вас? Всё, что вам нужно, — это отвага, достаточная для того, чтобы открыть и применить чудодейственный способ лечения, и все проблемы будут решены.

Это повествование включает в себя и широко распространённую апелляцию к натуральности: всё природное — это хорошо, а всё «химическое» — плохо. Рак вызывается воздействием химических веществ, поэтому всё, что от вас требуется, чтобы излечиться, — это очистить себя от химических веществ и употреблять только натуральные продукты и чистую воду. Ах да, ещё нужно приобрести тысячу мелочей, и для их покупки вам придётся заложить свой дом.

Вот что представляет собой повествование, жертвой которого стала Джулия Ризон. И вот её слова:

Диета очень строгая, в сущности, лишь фрукты и овощи, а пить я могу только воду. Кроме того, я принимаю каждый день от 60 до 70 витаминных добавок, некоторые стоимостью 90 фунтов, а ещё — конопляное масло, которое мне помогает.

Джулия и её муж пытаются финансировать съёмки фильма. Муж рекламирует будущую картину так:

Полнометражный документальный фильм расскажет о том, как химические вещества, применяемые в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, а также окружающая среда влияют на наш иммунитет. Наша картина «Вопреки всем шансам» (Against All Odds) позволит лучше понять проблему современного потребителя, вызванную тем, что крупные многонациональные компании во имя прибыли пренебрегают здоровьем людей, рассмотрит влияние, которое корпорации оказывают на правительство. Фильм расскажет вам вдохновляющие истории о людях, круто изменивших свою жизнь и побеждающих рак после того, как их объявили смертельно больными четвёртой стадии.

Ну, вкратце это — то самое повествование на тему здравоохранения, чьи особенности мы разбирали.

Кроме того, это — весьма распространённый способ продвигать сомнительные методы лечения, используя непроверенные данные. Вы не можете знать, одержал ли человек победу над раком благодаря какой-то специфической форме лечения. Это связано с тем, что рак — не одна, а множество болезней, у каждой из которых своя история. Вы не можете знать, что случится с человеком, избери он другой вариант лечения или откажись от лечения вообще. К тому же больные раком нередко комбинируют несколько форм лечения, стандартных и сомнительных. И ещё: существует тенденция доверять сомнительному лечению, отчасти потому, что это оправдывает решение больного продолжать такое лечение в первоочередном порядке.

Вдобавок вспомним про хорошо известное явление под названием «ошибочный анализ выживания». Если из 100 человек 98 умерли от рака, то после разговора с двумя выжившими вам будет трудно удержаться от искушения сделать вывод, что всё, что они делали, способствовало их выживанию. Однако им могло просто повезти. Это всё равно, что спрашивать победителей игры в лото, как они набрали выигрышные номера.

Здесь приходится иметь дело с непроверенными данными, которые, в сущности, ни о чём не говорят (кроме того, что вам хотелось бы получить в первую очередь). Нужны строгие научные методы, чтобы распутать такого рода узлы.

Как свидетельствует наука (об этом хорошо написал Дэвид Горски), правильная диета и регулярные физические нагрузки снижают риск развития рака. Однако, как только раковая опухоль начинает расти, уже слишком поздно предотвращать её развитие. Связь между соблюдением диеты и развитием рака имеет весьма сложный, неоднозначный характер. Суть в том, что вы не можете избавиться от рака с помощью диеты. Хорошее питание важно для выздоровления, но оно не лечит само онкологическое заболевание. Рак — это сложная болезнь, которая одновременно имеет генетический и метаболический характер. Здесь нет простых методов лечения, с большой вероятностью ведущих к выздоровлению, и нет оснований думать, что употребление в пищу фруктов и овощей способно существенно повлиять на генетические мутации, превращающие клетки в раковые. Чтобы обосновать применение диеты для лечения рака, обычно указывают на то, что хорошая диета «повышает иммунитет». При этом исходят из ложной посылки: дескать, здоровая иммунная система в любое время может предотвратить развитие любого онкологического заболевания. Но это неправда.

Я желаю Джулии Ризон всего наилучшего, но фильм, задуманный ею и её мужем, — серьёзная ошибка. Эта картина создаётся на базе ложного и примитивного повествования, не имеющего связи с наукой, причём основная идея будущего фильма — теория заговора. Особенно предосудительно то, что всё это повествование предполагается построить таким образом, чтобы у смертельно больных людей появилась надежда на выздоровление. Ложная надежда способна спровоцировать отчаянные и саморазрушительные действия, а также недоверие по отношению к тем, кто может оказать реальную помощь.

.
Комментарии