Что не так с идеей основного дохода?


Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.
Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.

Левое движение всё ещё в болоте постсоветского кризиса. В течение последних 25 лет оно переживает идеологическую паузу, не имея ясной концепции того, какой должна быть настоящая социалистическая экономика. Поражение социализма в Европе явно парализовало коммунистические и социал-демократические партии. Все они оставили свои мечты о социализме и так или иначе приспособились к капитализму.

В 1990-х или в начале 2000-х казалось, что ход истории оправдывает фаталистические настроения. Затем пришёл 2008 год, который дискредитировал такое приспособленчество в глазах нового поколения. Тем не менее, продолжающийся постсоветский идеологический кризис дезориентирует очаги левой активности, возникшие с тех пор, — движения Occupy и «Мы можем» (Podemos), СИРИЗА (Syriza), левый поворот в лейбористской партии, — даже больше, чем ранее сторонников Тони Блэра (Blairites).

Политика, чтобы быть успешной, должна опираться на политэкономию. У старой социал-демократии была марксистская политэкономия, а затем, с 40-х годов ХХ века, — кейнсианская теория. Гордону Брауну (Gordon Brown) худо-бедно помогала его постнеоклассическая теория эндогенного роста. А что есть у нынешних левых? (далее…)

Больше пособий или больше выходных?


Ли Филипс (Leigh Phillips)
Ли Филипс (Leigh Phillips) — экономический и научный журналист. Публиковался в Nature, Guardian, EUobserver, Businessweek, Daily Telegraph, Jacobin, New Statesman, Scientific American, Salon, Red Pepper и, как он сам о себе пишет, «стыдно сказать, в Sunday Express«.

О безусловном основном доходе (Universal Basic Income), полной занятости и о том, как избежать либертарианских ловушек.

Лето 1986 года. Фильм «Лучший стрелок» (Top Gun), гласность и пучины возобновлённой Холодной войны — войны, которую Восточный блок проигрывает. Рейган (Ronald Reagan) пребывает в середине своего второго президентского срока. Тэтчер (Margaret Thatcher) полна решимости менее чем через год в третий раз победить на выборах премьер-министра. Французский президент-социалист Франсуа Миттеран (François Mitterrand) давно оставил свою радикальную предвыборную программу, чтобы противостоять оттоку капитала, растущей инфляции и экономическому саботажу. Некоторым левым становится предельно ясно, что правый поворот, который начался в конце семидесятых в значительной части Запада, вовсе не временный регресс или обычное движение политического маятника, который качнулся вправо, но очень скоро пойдёт в другую сторону с возрождением воинственности рабочего класса. Дело в том, что профсоюзы полностью и практически везде разбиты. Баланс сил — политических, экономических и технических — не в пользу левых. (далее…)

Планировочная машина. Проект Киберсин и другие истоки Больших Данных


Операционная комната (ситуационный центр) «Киберсина»
«Операционная комната» (ситуационный центр) «Киберсина».

В июне 1972 года Анхель Парра (Ángel Parra), выдающийся чилийский фолк-исполнитель, написал песню под названием «Ектения о компьютере и рождающемся ребёнке». Компьютеры как дети, пел он, и чилийские чиновники не должны отказываться от них. Появление песни было вызвано приездом в Сантьяго британского консультанта, который своей внушительной бородой и грузным телосложением напомнил певцу Санта-Клауса, несущего «скрытый подарок, кибернетику».

Консультант Стаффорд Бир (Anthony Stafford Beer) был приглашён в Чили ведущими специалистами в сфере планирования, чтобы помочь направить страну на путь, который демократически избранный президент-марксист Сальвадор Альенде (Salvador Allende Gossens) называл «чилийским путём к социализму». Бир являлся передовым теоретиком кибернетики — дисциплины, рождённой в середине прошлого века из попыток понять роль коммуникации в регулировании биологических, социальных и технических систем. Что регулировать, правительству Чили хватало с лихвой: Альенде, занявший свою должность в ноябре 1970 года, стремительно национализировал ключевые отрасли промышленности страны и обещал «участие рабочих» в процессе планирования. Миссия Бира заключалась в создании суперсовременной информационной системы, которая бы сделала это возможным и тем самым перенесла бы социализм в компьютерную эру. Разработанная им система носила блестящее научно-фантастическое название: «проект Киберсин». (далее…)

По-настоящему «зелёное» будущее — высокотехнологично, демократично и радикально


Кори Доктороу (Cory Doctorow) — канадский писатель-фантаст, журналист и блогер, пишущий о науке, культуре, обществе, сторонник либерализации авторских прав, автор этой статьи
Кори Доктороу (Cory Doctorow) — канадский писатель-фантаст, журналист и блогер, пишущий о науке, культуре, обществе, сторонник либерализации авторских прав, автор этой статьи.

«Радикальная экология» стала означать нечто вроде левого возвращенчества к земле, отвергающего потребительскую культуру и массовое производство ради пасторального низкотехнологичного образа жизни. Но блестящий научный журналист и марксист Ли Филлипс (Leigh Phillips) (см., например, его статью «Франкенполитика: левая защита ГМО». — Прим. «XX2 ВЕК») пишет в книге Austerity Ecology & the Collapse-Porn Addicts: A Defence Of Growth, Progress, Industry And Stuff, что, если у левых есть будущее, оно состоит в возвращении их прометеевского стремления обеспечить каждому человеку материальное благополучие и свободное время посредством технологического прогресса.

Филлипс блестящий автор и проницательный научный журналист с безупречными достижениями в научной прессе. Кроме того, он ещё и откровенный марксист. В своей книге — одном из наиболее увлекательных и яростных текстов о политике и климате, которые вы могли бы прочитать, он выступает против «экологического движения за жёсткую экономию», призывающего к более трудоёмким процессам, концу роста материального производства и более «простой» жизни, что часто подразумевает требования авторитарной, технократической власти, массовой депопуляции и возвращение к средневековой тяжёлой работе. (далее…)

Устойчивое развитие пикирующего человечества


Устойчивое развитие пикирующего человечества
Сторонники концепции устойчивого развития полагают, что у человечества только два возможных пути: либо консолидироваться и осознанно осторожно развиваться, экономя ресурсы, разумно ограничивая потребление, сохраняя многообразие живой природы и внедряя новые технологии, либо уже в скором времени «исчерпать Землю» и навсегда потерять всё, чего достигла цивилизация за последние два—три столетия.

Сегодня на сайте или в брендбуке почти любой международной общественной организации, крупной компании, тем более — транснациональной корпорации, можно найти упоминание об «устойчивом развитии». Это считается, как минимум, хорошим тоном. Все «придают значение необходимости устойчивого развития», «ответственно подходят к проблеме устойчивого развития» и «занимают твёрдую позицию в отношении устойчивого развития». При этом если копирайтеры компании не поленились и не просто упомянули, а написали подробнее, что именно у них понимается под устойчивым развитием, часто становится ясно, что ничего, кроме хорошего тона, за этими упоминаниями нет. Это что-то вроде галстука и чистых штиблет — пароль, чтобы пускали в хорошие дома. Для произносящего этот пароль он нередко остаётся абракадаброй. Иногда произносящий пытается вложить в него какой-то простой смысл самостоятельно. Например, пишет, что устойчивое развитие — это когда прибыли акционеров неуклонно растут. Или когда предприятие регулярно наращивает производственные мощности. Ничего общего с концепцией устойчивого развития эти объяснения, конечно, не имеют. Но большинство полоскающих это словосочетание во всех возможных местах и не пытается всерьёз задумываться о том, что оно значит. Употребляют ритуально, в наборе: хорошие часы, выбритый подбородок, «Блэкберри» или «Айфон», дресс-код, сертификат системы контроля качества, устойчивое развитие, отпуск в Таиланде. Однако почему это не очень понятное сочетание попало в данный набор? Почему оно является пропуском в хорошие дома? Что в этих домах о нём знают и зачем вообще придумали? (далее…)

Мечте навстречу


Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.
Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.

Двести или триста лет назад в Европе возникло будущее. Оно расширялось и крепло, захватывая новые регионы планеты, гнало людей в города, на заводы и фабрики, превращая их в пролетариев, оставляло белеть кости индийских ткачей, опутывало земной шар рельсами и проводами. Это будущее назвали капитализмом. Что мы теперь знаем о будущем? То, что в нём всё будет более-менее как сейчас или хуже. У многих людей, рождённых до распада СССР, есть ощущение, что с будущим, в котором они оказались, не всё в порядке. Те, кто родился в девяностые, другого будущего и не знают.

Сегодня основные варианты ожидаемого будущего таковы: 1) тот же капитализм, но с роботами, летающими машинами, искусственными органами в кредит и т.п. 2) катастрофа — тут выбор велик: удар астероида, извержение супервулкана, ядерная война, истощение ресурсов и т.д. Еще есть такой вариант как технологическая сингулярность, пришествие бога из машины — но об этом мы знаем не больше, если не меньше, чем Маркс знал о коммунизме. Да и напоминает этот вариант опять-таки катастрофу — технический прогресс ускоряется, разумные машины осознают себя, выйдут из-под контроля и устроят человечеству — что? То ли рай земной, то ли глобальный холокост. (далее…)