Руководство к действию для активиста по радикальному продлению жизни

Смерть может не спешить
Смерть может не спешить.

Сегодня радикальное продление жизни (РПЖ) представляется многим весьма противоречивым проектом. Любая жизнь всегда заканчивалась смертью, мы к этому привыкли и не можем представить иной сценарий. Идея вечной жизни звучит как сумасбродство. Да и проблема перенаселения планеты будет более актуальна, если мы «победим» смерть. Однако продление здоровой жизни на несколько десятков лет, если задуматься, не настолько невозможно, каким представляется на первый взгляд, и является, в сущности, моральным. Если вы тоже так считаете, вам будут интересны изложенные ниже идеи. Если же нет, у вас есть возможность изменить мнение.

Как вообще можно продлить жизнь и что такое старение?[1]

Для начала — небольшой ликбез о том, что такое старение. За последние десятилетия во многом изменился взгляд на это явление, многие его стали рассматривать не как социальную норму, а как что-то выходящее за рамки обычного. Известно, что социальные интерпретации здоровья (как и любого другого социального феномена) варьируются. Например, как показал Фуко, сумасшествие долгое время рассматривалось в религиозном контексте. В определённый момент этот контекст изменился на медицинский, и душевные болезни стали лечить. Кажется, со старостью нас вскоре ждёт похожий сдвиг парадигм.

Болезнь — это нарушение нормальной жизнедеятельности организма, обусловленное функциональными и (или) морфологическими (структурными) изменениями, наступающими в результате воздействия эндогенных и (или) экзогенных, факторов (Всемирная организация здравоохранения).

Видно, что в итоге понимание болезни, следующее из этого определения, сильно зависит от того, что мы понимаем под нормальной жизнедеятельностью организма. Если мы считаем, что нормальный здоровый организм — это такой, в котором обнаруживается не более определённого количества липофусцина (клеточного «мусора»), то человек за сорок уже не будет считаться здоровым, так как с возрастом этот «мусор» накапливается. К счастью, учёные работают над возможными терапиями по избавлению от липофусцина. Когда с липофусцином научатся бороться и такая регенеративная терапия станет нормой, изменится и понимание «здорового организма». С амилоидными пептидами, скопление которых в мозге вызывает болезнь Альцгеймера, такой переход уже практикуется — деменции уже считаются болезнью, а не просто старческим маразмом. Перечисленные выше признаки старения — не единственные, известные науке. Кроме этого есть генетические мутации, приобретаемые за время жизни и провоцирующие «некорректное» поведение клеток (и, в том числе, появление злокачественных новообразований); также тимус в процессе старения уменьшается в размере и производит меньше T-клеток, что ведёт к разрастанию жировых клеток и коллагенов; плюс со временем некоторые клетки перестают делиться, то есть ткани перестают обновляться; происходят вредоносные митохондриальные мутации и т. д. Как видно, старение можно разделить на множество биологических процессов, с которыми можно бороться медицинскими методами[2].

Главный «идеолог» антистарения/омоложения — Обри Ди Грей (Aubrey David Nicholas Jasper de Grey), книга которого «Отменить старение» (Ending Aging), кстати, была переведена на русский. У него есть своя программа по преодолению старения, в которой он предлагает бороться с каждым проявлением старости по отдельности, и его лаборатории работают над разработкой регенеративных терапий (среди которых, например, интервенции стволовыми клетками и применение всяческих геропротекторов[3]). Обри (и его SENS — Strategies for Engineered Negligible Senescence, Стратегии для инженерии незначительного старения) сотрудничает с разными институтами и клиниками, среди которых, например, Buck Institute on research on ageing[4], Университет Техаса и др.

Есть несколько принципиально иных подходов к старению. Например, можно его рассматривать не как на болезнь, а как генетическое несовершенство вида homo sapiens. Тогда это несовершенство можно будет исправить с помощью генной терапии. Лиз Пэрриш (Elizabeth Parrish, BioViva) предлагает изменить ген, ответственный за теломеры. Дело в том, что каждое деление клетки вызывает укорочение теломер, то есть, чем старше мы становимся, тем наши теломеры короче. Несмотря на запрет экспериментов на людях, Лиз на себе опробовала свою терапию, однако результатов ещё нет, так как эффективность можно оценить только методом продолжительного наблюдения[5].

Ещё одно принципиально отличное направление радикального продления жизни — слияние компьютера и человека. Когда искусственный интеллект достигнет человеческого уровня, можно будет загрузить сознание в машину и таким образом обеспечить бессмертие человеку, считает Мартин Ротблатт (Martine Rothblatt). Критика такого подхода заключается в том, что на данный момент мы не можем дать определение сознанию, то есть, непонятно, что именно загружать в суперкомпьютер.

В целом, очень хорошо, что такие инициативы существуют. Однако так как вся задумка с «отменой старения» очень противоречива, она получает разные отзывы от обывателей, у которых могут быть разные мотивации для того, чтобы быть «за» или «против». Поэтому важно учитывать эти мотивации в программе привлечения новых сторонников и развивать программу агитации. Почему — я отвечу далее в тексте.

Сторонники и… другие сторонники

Многие верят, что главная задача в деле антистарения — убедить широкую публику в том, что «не-старение» — это морально и хорошо. За этим утверждением стоит очень простая этическая логика: если жизнь — одна из наивысших ценностей, а отсутствие в жизни страданий и болезней — это другая ценность, то продление жизни путём устранения болезней (в частности, возникающих из-за старения) — это так же морально, как и уход за пожилыми или забота о детях. В конечном итоге задача сторонников longevity (долголетия) — улучшить качество жизни, тем самым увеличив её продолжительность.

Кит Комито (Keith Comito), президент краудфандинга для проектов по радикальному продлению жизни lifespan.io, утверждает, что, чтобы избежать проблем в будущем, необходимо заинтересовать максимально разнообразные аудитории, не наживать себе врагов. Иначе возможно повторение сценария с ГМО[6], а именно — группа людей может начать воспринимать РПЖ, по аналогии с распространённым ошибочным восприятием ГМО, как что-то опасное, такое, что может дать непредсказуемые результаты в конце концов.

Поэтому необходимо выяснить, как можно заинтересовать не только технически подкованную публику, но также и любителей «органической» пищи, адептов йоги и эзотерики, простых домохозяек и прочих обывателей. Для этого в любом рассказе о продлении жизни, нацеленном на убеждение людей, сообщение должно быть сформулировано следующим образом: РПЖ избавит нас от страданий, вызванных разными болезнями, устранив их причины; такая идеология ложно названа ТРАНСгуманизмом (само слово «трансгуманизм» притягивает определённую аудиторию и отталкивает другую), она по своей сущности гуманна, и главный её стержень — это не страх смерти, а любовь к жизни.

Часто утверждают, что религиозным людям всегда будут чужды ценности трансгуманизма. Напротив, Михаил Степанцов в своей статье для XX2 века показывает, что не все религиозные люди, и более того — не все религиозные деятели, являются противниками радикального продления жизни. Хотя большинство из них, конечно, не будут рьяными сторонниками. В исследовании Скотта Баллингера (Scott Ballinger) и коллег, проведённом в Христианском университете в США в 2015 году, показано, что чем сильнее вера студента в бога и загробную жизнь, тем отрицательнее он будет относиться к продлению жизни. Несмотря на это, авторы советуют проводить широкое информирование среди религиозной публики, при этом эксплуатировать определённые религиозные ценности, которые могут мотивировать таких людей к сотрудничеству. Среди подобных ценностей «служение богу», которое может проявляться в стремлении улучшить медицинскую помощь, помочь избавить людей от болезней и страданий.

Зачем «нам» нужны сторонники?

Понятно, что когда «мы» справимся с раком, все сами станут на «нашу сторону». Почему бы просто не забыть про людей и не заняться исследованиями в лабораториях? Зачем вообще привлекать обывателей, рассказывать им, что старение — это болезнь, что современные технологии могут продлить здоровую жизнь и это этично и хорошо? Ответ простой: любой технологии, чтобы получить широкое применение, необходима законодательная поддержка, а для этого необходимо сильное низовое движение. Когда будет такое движение, говорит Кит, тогда возможны изменения в законодательстве (в частности, в области здравоохранения) и тогда не придётся искать инвесторов, потому что государство будет выделять часть денег на соответствующие исследования.

В данный момент привлечение денег для исследований — одна из фоновых задач. Среди инвесторов — такие авторитетные фигуры как Петер Тиль (Peter Thiel), сооснователь системы PayPal, Билл Марис (Bill Maris), президент Google Ventures, Артур Левинсон (Arthur Levinson), CEO Calico LLC, и другие. Из фондов можно назвать lifespan.io (краудфандинг исследований в области замедления старения) и Фонд мыши Мафусаила (https://mfoundation.org/). Однако новые исследования всегда требуют новых вложений, и хотелось бы, чтобы мы все стали акционерами проекта по продлению жизни.

Стратегии «агитации»

1. Играть на когнитивных искажениях

Стратегии «агитации» могут основываться на типичных когнитивных искажениях, свойственных большинству. Например, известно, что люди склонны больше думать о ближайшей жизни, чем об отдалённом будущем, поэтому им может быть безразлична инициатива по радикальному продлению жизни. В этом случае можно рассказать человеку о его «настоящих» интересах, прибегнув к методу индукции. Сначала нужно спросить, хочет ли он (будучи абсолютно здоровым) жить завтра. Ответ будет в большинстве случаев утвердительным. Следующий вопрос должен быть такой: «Допустим, тебе 150 лет, но твоё здоровье находится все в том же состоянии, что и сейчас, захотел бы ты прожить ещё один день?» При такой постановке вопроса довольно соблазнительно ответить «да».

Другое когнитивное искажение, которое отмечает Кит Комито: люди склонны проявлять эмпатию скорее к определённым личностям, нежели к «миллиону голодных детей». В прошлом столетии такая болезнь как рак «замалчивалась» до тех пор, пока не вышла кампании помощи одному ребёнку, который был болен раком. В 1948 году в телешоу этот ребёнок обратился к широкой публике с просьбой собрать ему денег на телевизор, чтобы он мог смотреть бейсбол. Деньги собрали не только на телевизор, но также и на масштабную кампанию по борьбе с раком у детей (The Jimmy Fund). Таким образом на рак обратили внимание, и позже, в 1971 году, под влиянием популярности кампании, президент Никсон «объявил войну раку», сделав поправку к национальному акту о здравоохранении. Так и со старением, говорит Кит, если сейчас оно воспринимается как что-то, с чем мы не можем справиться (то есть, как что-то естественное), эту парадигму можно изменить через персонализированный призыв к борьбе с ним.

Другой вопрос: где обо всём этом рассказывать? Кит говорит, что может быть полезно сотрудничество с известными блогерами и «ютюберами», так как для распространения осведомлённости нужно создавать такую информацию, которую можно «ретвитнуть» и «перепостить». Также можно (и нужно) организовывать публичные мероприятия, привлекать к кампании знаменитостей.

2. Маркетинг

Замедление старения может быть интересно не только активистам и исследовательским институтам, но и, например, компаниям, которые производят косметику, может быть выгодно сделать совместный с трансгуманистами рекламный ход, так как молодость является необходимой чертой стереотипно красивого тела, а трансгуманисты стремятся продлить физическую молодость. Таким образом можно сделать маркетинговую кампанию, которая будет нацелена на аудиторию, отличную от гиков и технофилов.

Интересно, что уже существует спекуляция на термине «longevity» (долголетие), который выступает в одном ряду с негенно-модифицированностью. Продукты питания и пищевые добавки продвигаются как увеличивающие продолжительность жизни (см. например, Longevity Warehouse («склад долголетия»), который продаёт «продлевающий жизнь» кофе и «продлевающий жизнь» шампунь, или, например, lifeextension.com (life extension — продление жизни), где предлагается купить супербиокуркумин за тридцать долларов (то есть несколько капсул с обыкновенной специей куркумой, десятиграммовый пакетик которой стоит в гастрономе сорок рублей). Такие спекуляции могут пойти на пользу распространению популярности РПЖ среди «экологически-ориентированной» аудитории, однако могут послужить и антирекламой.

Опять про неравенство и экологию

Кит Комито считает, что результаты исследований должны быть обнародованы, публика должна быть осведомлена о возможностях долгой и здоровой жизни. Однако для «демократизации» РПЖ одного этого недостаточно, так как для большинства многие технологии будут недоступны. Может быть, они станут доступны на следующей стадии развития, до этого же будет существовать социально-имущественный разрыв. По оптимистическим прогнозам Кита, через сто лет каждый сможет приобрести себе набор инструментов для изменения собственного генетического кода или для создания собственного «Монсанто» (но мне такое видение будущего кажется слишком оптимистическим). Важно, чтобы принимались меры, чтобы со временем не только богатые белые мужчины имели доступ к регенеративной медицине, но и, для начала, хотя бы средний класс (или то, во что он превратится). Кроме этого, важно заранее предусмотреть, какие экологические проблемы возникнут, когда (и если) население планеты существенно увеличится. Точно знать мы не можем, случится это или нет, существуют противоположные точки зрения[7], однако учитывать такую возможность следует.

В любом случае, прогресс не остановить, поэтому лучше взять его в свои руки, т. е. обеспечить безопасность и справедливость применения технологий РПЖ.


Примечания

1 Я не ставлю здесь задачу подробно описать каждую технологию и подход, а скорее хочу дать краткий обзор и снабдить читателя ссылками.

2 Подробнее про старение можно почитать у Юрия Дейгина https://medium.com/@yurideigin.

3 Доказанных геропротекторов на данный момент не существует, однако некоторые уже известные лекарственные препараты (метформин, рапамицин и др.) показали определённый геропротекторный потенциал в испытаниях на животных.

4 Список запатентованных технологий этого института — http://www.buckinstitute.org/technology-transfer-patented-technologies.

5 Не она одна решила опробовать на себе свой собственный метод лечения генной терапией — микробиолог Брайан Хенли (Brian Hanley) также решил экспериментировать на себе: http://www.rbc.ru/magazine/2017/03/58a2e6d59a7947f16a268213.

6 Следует заметить, что многие противники ГМО являются противниками не технологии per se, но монополистов-капиталистов в лице фирмы Monsanto.

7 Демографы Наталья и Леонид Гавриловы утверждают, что население может даже уменьшиться (вследствие уменьшения репродуктивной активности). В противоположность этому, исследователь Barry Hughes и его коллеги считают, что население планеты возрастёт.

Литература

1. Фуко, Мишель. История безумия в классическую эпоху. М.: АСТ, 2010.

2. Ballinger, Scott, et al. Slowing Down Time: An Exploration of Personal Life Extension Desirability as it Relates to Religiosity and Specific Religious Beliefs. Journal of religion and health 56.1 (2017): 171—187.

3. Leonid A. Gavrilov, Natalia S. Gavrilova. Demographic consequences of defeating aging. Rejuvenation research 13.2—3 (2010): 329—334.

4. Hughes, Barry B., et al. Opportunities and challenges of a world with negligible senescence. Technological Forecasting and Social Change 99 (2015): 77—91.

5. Денис Яцутко. Эпизоды предыстории бессмертия. http://22century.ru/popular-science-publications/history-of-immortality.

6. Михаил Степанцов. Которые не вкусят смерти. http://22century.ru/popular-science-publications/immortality_and_religion.

7. Laura Lorenzetti. The Obsession With ‘Curing’ Aging Is Now Big Business. http://fortune.com/2016/03/07/aging-cures-research-entrepeneurs/.

8. Franco Cortese. Radical Life Extension’s Problem isn’t Lack of Funding — it’s Weak Advocacy. http://immortallife.info/articles/entry/radical-life-extensions-problem-isnt-lack-of-funding-its-weak-advocacy.

9. Pia Rivera. 5 Anti-aging Stocks. http://investingnews.com/daily/life-science-investing/longevity-investing/anti-aging-companies-invest/


Автор — Александра Алексеева.