Безглютеновый ребёнок, или Когда родители игнорируют науку

Дети не любят шпинат
Строгие ограничительные диеты (веганская, безглютеновая, сыроедение и т. п.), практикуемые без медицинских показаний, редко бывают полезны для детей. Так, например, дети-веганы не получают с пищей витамина B12, что может привести к серьёзным проблемам со здоровьем.

Взгляд снаружи и изнутри на тревожный и опасный рост альтернативной медицины для детей.

В первый раз, когда Дэниел Биссоннетт (Daniel Bissonnette) увидел крекеры в форме золотых рыбок, фруктовые кольца и синее десертное желе «Джелло», вспоминает его мать Илана, он принял их за что-то для творчества. Ему было три года, и его воспитатель только что раздал детям еду. Дэниел стал размазывать «Джелло» по листку бумаги, изображая, по-видимому, океан. Фруктовые кольца уже превращались в пузыри, а яркие оранжевые крекеры, ясное дело, в рыбу, как вдруг воспитатель ошарашил Дэниела, вручив ему ложку. Посмотрев вокруг, малыш увидел, что другие дети едят выданный им материал.

«Он видел пищу только в её необработанной сырой форме, — говорит Илана Биссоннетт. — А в тот день он узнал, что вещи вне дома, во внешнем мире, могут быть совсем другими».

Эта история может показаться невероятной, но рацион Дэниела в первые шесть лет его жизни, рассказывает Илана, состоял из сырой, веганской (строго вегетарианской), натуральной (без ГМО), необработанной пищи, то есть он ел только сырые необработанные продукты и при этом не употреблял никакого мяса или иной пищи животного происхождения. Такую диету Илана ввела, опираясь на собственный опыт, приобретённый тогда, когда она решила забеременеть. Перестав предохраняться, Илана заметила, что её менструальный цикл нарушен и не возвращается к нормальному. Она и её муж искали решение этой проблемы, используя обычную медицину, но безуспешно. Тогда, год спустя, она перешла на веганскую, в основном сырую, пищу. Её менструальный цикл, говорит она, вернулся в нормальное русло, и она забеременела Дэниелом. Поэтому, когда пришло время перевести малыша на твёрдую пищу, она решила, что лучше всего сделать это в рамках её собственной диеты — несмотря на возражения как врачей, так и родственников.

«Мои родители считали, — говорит Илана, — что я свихнулась, переходя к веганству, к сыроедению, к долгому кормлению грудью» (три года для Дэниела и четыре года для её второго сына, Адама). Это не было просто продлённое кормление грудью. «Это было практически исключительное кормление грудью в течение первых двух лет. Мой подход состоял в том, чтобы, употребляя лучшую пищу, производить лучшее грудное молоко и кормить им моих детей».

Биссоннетт не ограничилась собственными сыновьями, она создала для интересующихся родителей трёхчасовую аудиопрограмму «Как растить младенцев-сыроедов» (цена — 75 долларов США), которая охватывает такие темы как зачатие, беременность, кормление грудью и питание детей. Биссоннетт признаёт, что она не диетолог или доктор. «Я нашла экспертов, которые, как я знаю, могли бы дать ответы, и провела исследование», — говорит она.

Биссоннетт — из той растущей армии родителей, которые обесценивают обычную пищу, а во многих случаях и обычную медицину, чтобы протоптать собственную тропинку в поле выращивания детей. Какое количество родителей растит детей безсахарными, безглютеновыми, на сырой пище или палеолитической диете, выяснить трудно. Но посмотрите, что продаёт ваш местный книжный магазин или «Амазон», — и вы найдёте массу литературы на эти темы: от книги «Хорошо приспособленные младенцы: Хиропрактическое руководство по целостному воспитанию от беременности до раннего детства» (Well Adjusted Babies: A Chiropractic Guide for Holistic Parenting from Pregnancy Through to Early Childhood), автор — австралийская хиропрактикесса Дженнифер Барем-Флореани (Jennifer Barham-Floreani), до книги «Кушать, как динозавр» (Eat Like a Dinosaur), которая предлагает советы и рецепты, как растить малышей на палеодиете. Интернет заполонили такие блоги как «Мама-сыроедка», «Мама-веганка», «Вскормленный плодами» и «Палеомама». Автор этих блогов Сара Баллантайн (Sarah Ballantyne) опубликовала книгу «Палеоподход» (The Paleo Approach) и утверждает, что палеодиета может помочь лечить и даже победить аутоиммунные болезни, например ревматоидный артрит и псориаз.

О палеодиете читайте материал Александра Соколова «„Диета каменного века“: рекламный миф и историческая реальность»

Баллантайн убедилась в полезности палеодиеты на собственном опыте. Канадская эмигрантка, защитившая докторскую диссертацию по медицинской биофизике в Университете Западного Онтарио (The University of Western Ontario, Western University), Онтарио, а ныне называющая своим домом Джорджию, пять лет назад искала, как ей лечить её псориаз и экзему, и в результате взялась делать то, что пришло к ней само собой: занялась исследованием. Баллантайн разработала собственный вариант «диеты пещерного человека» (так часто именуют палеодиету), который даёт зелёный свет фруктам, овощам, мясу, дарам моря, орехам и семенам, но требует избегать всего молочного, зёрен, бобов, растительных масел, а также очищенных или обработанных пищевых продуктов.

«Мне казалось, что моя диета — явная крайность», — признаётся Сара. Однако она решила испытать её, и вскоре не только кожа Баллантайн стала заметно чище, но, кроме того, прекратились приступы мигрени и прошёл синдром раздражённого кишечника. Ей было приятно сознавать, что она соблюдала диету вместе со своими детьми — сначала удалив из их рациона глютен (клейковину), а затем переведя их на палеодиету.

Баллантайн настаивает, что она опирается только на солидные исследования, но многие книги и блоги, посвящённые альтернативному воспитанию детей, черпают информацию из чрезвычайно популярных, однако весьма спорных работ об альтернативном питании и здоровье.

Какой первичный источник онлайн-информации о здоровье используют в своём быту Биссоннетты? Это — сайт Джозефа Мерколы (Joseph Mercola), противника вакцинации, представителя альтернативной медицины, который то и дело советует не доверять профессиональным врачам, научным исследователям и правительственным агентствам. В телепередаче The Dr. Oz Show Меркола был представлен как «человек, которого, по мнению вашего доктора, вам лучше не слушать».

Сейчас, возможно, период бума для людей, соответствующих такому представлению. Альтернативные виды лечения — растущий бизнес, а знаменитости и блогеры спешат проявить себя как знатоки правильного образа жизни и полезной пищи, защищая при этом всевозможную экзотику — от последнего писка диетологии до гомеопатических средств. Мы видим ныне, что эта стихия подбирается к наиболее уязвимым членам общества — детям. Как представляет себе родительскую заботу Кортни Кардашян (Kourtney Kardashian), знают более чем 50 миллионов её подписчиков в «Инстаграме». Эта информация стала жвачкой для таблоидных выпусков новостей, как и решение Кортни растить детей на безглютеновой безмолочной диете. Тем временем Рейнбо Марс (Rainbeau Mars), голливудская йогиня и бывшая глобальная посланница Adidas, поощряет семьи становиться веганскими.

Но когда же нетрадиционная родительская забота перестанет заходить слишком далеко? Согласно недавней статье на Gizmodo, популярном сайте, посвящённом технологиям, «того, кто посадил своего ребёнка на палеодиету, нужно посадить в тюрьму». Прошлым летом один итальянский парламентарий под впечатлением целой лавины резонансных сообщений о малышах-веганах, которым потребовалась неотложная медицинская помощь, предложил ввести тюремный срок для родителей, вынуждающих своих детей соблюдать веганскую диету.

Сажать в тюрьму — это, конечно, крайность, но врачи-диетологи подтверждают, что диета может быть опасной для ребёнка.

«При отказе от групп или подгрупп пищевых продуктов, у вас возникают проблемы, например дефицит витаминов и минералов», — говорит профессиональный диетврач Карен Куперберг (Karen Kuperberg), которая работает по программе «Отставание в развитии» (Failure to Thrive program) в Больнице для ослабленных детей (The Hospital for Sick Children) в Торонто. — Вообще, мы не рекомендуем сажать ребёнка на какую-то диету, потому что ему нужно употреблять разнообразные продукты из всех пищевых групп».

Следует ли оставлять на усмотрение родителей решение вопроса о том, какая диета должна быть у их детей, хотя врачи-профессионалы против какой бы то ни было детской диеты вообще? Позволять ли родителям применять для лечения их детей нетрадиционные средства лечения, например, из арсенала хиропрактики или гомеопатии? Конечно, родители хотят для своих малышей только лучшего из того, что можно пожелать, но, сбитые с толку дутыми авторитетами, они, несмотря на самые благие намерения, могут пойти по ложному пути. На данную тему Биссоннетт, исходя, правда, из других соображений, высказалась так: «Это не то, чем вам хотелось бы играть — это жизнь вашего ребёнка».

Феномен детей, сидящих на причудливых диетах, не просто отражение модных новинок в сфере поиска наиболее правильных форм питания. Это, скорее, продукт целого ряда более широких культурных тенденций. Например, есть тенденция поносить или фетишизировать какие-то компоненты пищи, будь то сахар, жир, клейковина, соль или белок. Возьмём безглютеновый бум. Что может потребовать сесть на безглютеновую диету? Глютеновая болезнь и аутоиммунные расстройства, от которых, по приблизительным подсчётам, страдает лишь один процент американцев. Несмотря на это, как показало обследование 2015 года, почти каждый пятый американец стремится есть пищевые продукты без клейковины. Тем временем бурный рост потребления белка зашёл так далеко, что фирма General Mills сотворила белковый сухой завтрак Cheerios Protein.

Соедините все пищевые советы и «диетическое выкручивание рук» с наплывом рекомендаций для родителей — через книги и блоги, которые рассказывают, как воспитывать детей, в диапазоне от воспитания, основанного на привязанности (attachment parenting), до «вертолётного» воспитания и воспитания «тигра»*, — и вы не станете удивляться, почему в Северной Америке питание детей оказалось в зоне особого внимания. Обследование 2013 года, проведённое независимым американским рекламным агентством, обнаружило, что 52 процента родителей из поколения Y (поколения Миллениума) тщательно контролируют диету их детей, в то время как приложения для отслеживания пищи, например Kurbo, позволяют родителям и их детям контролировать привычный режим питания по принципу светофора (красный: пищевые продукты, которых нужно избегать; жёлтый: ешьте умеренно; зелёный: угощайтесь).

Другой фактор, способствующий развитию интересующего нас феномена, — распространение в нашей культуре неумения работать с данными.

«Истории и рассказы всегда берут верх над данными, — говорит Тимоти Колфилд (Timothy Caulfield), профессор права и здравоохранения в Университете Альберты (University of Alberta) и Канадской научно-исследовательской кафедры права и политики здравоохранения. — Одна хорошая статья о Кортни Кардашян в журнале People с иллюстрацией на обложке всегда норовит положить на лопатки целый корпус данных».

Тенденциозно подобранными научными фактами можно подкрепить почти любой аргумент. В наше время это позволяет сторонникам альтернативной медицины или блогерам, у которых за плечами чуть больше, чем история личного успеха, конкурировать в интернете с профессиональными врачами и учёными любой квалификации. Например, заявление на сайте Мерколы о том, что некоторые виды бюстгальтеров могут вызывать рак, процитировали лидеры альтернативной медицины, а также один из антропологов в своём исследовании 1995 года. Эта «теория» даже после того, как онкологи не нашли ничего подобного, гуляла вдаль и вширь и в конце концов нашла пристанище даже на популярном (но в той же мере сомнительном) сайте Goop, который посвящён формированию образа жизни и курируется будто бы авторитетной в вопросах здоровья обладательницей Оскара Гвинет Пэлтроу (Gwyneth Paltrow).

Один из часто цитируемых пропагандистов сыроедения (он мелькает на сайте Биссоннетт) — Габриель Казенс (Gabriel Cousens), диетолог-холистик, утверждающий, что можно избавиться от диабета за 21 день, пройдя курс лечения, в рамках которого всего через четыре дня отпадает необходимость принимать инсулин. Другая популярная фигура — Брайан Клемент (Brian Clement), диетолог, который хвастал, что его спа-центр альтернативной медицины во Флориде лечит всё, от лейкемии до рассеянного склероза. (Департаментом здравоохранения Флориды ему было предписано прекратить называть себя врачом после лечения страдающих от лейкемии индейских девочек из Онтарио с помощью инъекций витамина C, лазерной терапии и сыроедения).

Что касается палеодиеты, которая популярнее, чем сыроедение, то она оказалась под градом критики со стороны экспертов. Опирающаяся на факты проверка этой диеты, проведённая для ассоциации «Диетврачи Канады» (Dieticians of Canada) экспертной комиссией во главе с Танис Фентон (Tanis Fenton), диетврачом и эпидемиологом Университета Калгари (University of Calgary), показала, что «ряд положений, используемых для обоснования палеодиеты, не подкреплён фактами». Медицинская школа Гарварда, судя по статье, опубликованной в 2015 году, пришла к такому же выводу: «В настоящее время нет никаких солидных научных фактов, позволяющих утверждать, что палеодиета помогает предотвращать или лечить многие болезни». И всё же интерес к ней нисколько не угасает.

Соблюдение строгой палеодиеты на деле сулит детям кое-какие выгоды: оно означает употребление в пищу цельных продуктов, а не переработанных в расфасованном виде, на которые долго полагались спешащие родители. Но палеодиета может привести и к серьёзным недостаткам питания.

«Ребёнку пришлось бы потреблять пять чашек приготовленного шпината, чтобы получить такое же количество кальция, какое содержится в двух чашках молока, — говорит Фентон. — Пару чашек молока можно выпивать ежедневно. Но я никогда не встречала ребёнка, который съедал бы в день пять чашек приготовленного шпината».

Фентон добавляет, что избегать зёрен и бобов также не рекомендуется, потому что в этих пищевых продуктах может быть много важных витаминов, минералов и питательных веществ.

Не то чтобы ограничительные диеты — такие, как сыроедение, веганская или палеодиета, — вообще не стоит применять. Просто, соблюдая их, легко наломать дров. Кроме того, зачастую в них нет никакой необходимости для родителей, которые ищут способы растить более здоровых детей.

Куперберг, диетврач Больницы для ослабленных детей в Торонто, видела в своей клинике детей с самыми разными дефектами: от когнитивного отставания до рахита, размягчения костей из-за нехватки витамина D или кальция. Одна семья, вспоминает она, соблюдала диету, которая включала в себя в основном фрукты, орехи, семена и самодельное миндальное молоко. В результате ребёнок попал в больницу с дефицитом витамина D, витамина B12 и т. д. и т. п., ну, в общем, по словам диетврача, «список был бесконечным». Некоторые семьи прилежно следуют совету Куперберг вернуть детское питание в нормальное русло. Когда родители не в состоянии обеспечить детям здоровый рацион, тогда, считает диетврач, в крайних случаях к решению проблемы должна подключаться «Общество помощи детям» (Children’s Aid Society).

Такие профессионалы, как Куперберг, могут, конечно, помочь лишь детям, которые попадают в больницу или клинику. Семьи с заморёнными диетой детьми нередко остаются вне поля зрения врачей. «Когда дети, особенно младенцы или малыши-дошкольники, сидят дома, о них ничего нельзя узнать», — говорит Куперберг. В этом случае родители рискуют навредить своим невежеством тем, кого они любят.

«Вот интересный вопрос: когда родительское невежество переходит границу между благоразумием и почти что издевательством? — размышляет Колфилд. — Когда эта граница пройдена? Я думаю, что, когда вы так или иначе подвергаете опасности здоровье ребёнка, тогда-то оно и становится проблемой».

Колфилд считает, что решить эту проблему может только наука. «Нам нужно лучше знать, что составляет основу правильного питания, — говорит он. — Нашему обществу нужна научная и пищевая грамотность. Лучшее, что можно делать в этом направлении, — работать с лучшими данными из доступных».

Рассмотрим популярную безглютеновую диету. «Это — ограничительная диета, которая совершенно не нужна, — утверждает Питер Грин (Peter Green), директор Центра целиакии в Университете Колумбии (Celiac Disease Center at Columbia University). — Безглютеновая диета спасает жизнь тем, кто страдает от глютеновой болезни. Мы не считаем, что эта диета хороша для тех, у кого такой болезни нет». Для детей, говорит Грин, безглютеновая диета часто создаёт дефицит как витаминов, так и клетчатки. При этом вызывает тревогу тот факт, что фирмы, производящие безглютеновые продукты, добавляют в них вредные компоненты для поддержания вкуса. «Если безглютеновые продукты пользуются в родительской среде большим спросом, то нередко отсутствие в них клейковины компенсируют повышенным содержанием соли», — добавляет Грин.

Аналогичное заявление можно найти в прошлогоднем комментарии, опубликованном в Journal of Pediatrics. Безглютеновые пищевые продукты в вакуумной упаковке, утверждается там, часто содержат больше жира и сахара, чем эквивалентные пищевые продукты с клейковиной. Другие исследования обнаружили, что безглютеновой диете сопутствуют ожирение, рост потребления калорий и впервые выявленной инсулинорезистентности. Что касается утверждений о токсичности клейковины или о том, что безглютеновая диета эффективно предотвращает развитие у младенцев глютеновой болезни, то все эти утверждения автор комментария в Journal of Pediatrics директор педиатрической программы Центра глютеновой болезни гастроэнтеролог Норелл Рейли (Norelle Reilly) заклеймила как «надуманные».

Грин обеими руками за безглютеновую диету, если она необходима, с медицинской точки зрения. Но здесь ещё одна проблема. Она связана с самодиагностикой: своё собственное здоровье или здоровье своих детей родители могут оценить неверно. Исследование 2013 года, в котором участвовали люди, сообщившие о наличии у них приобретённой чувствительности к глютену (non-celiac gluten sensitivity), показало, что «специфические симптомы чувствительности к глютену наблюдались только у восьми процентов участников». «Если у детей есть проблемы со здоровьем, требуется медицинское обследование, а не предположение [родителей], что дело в клейковине», — говорит Грин.

Но какое значение имеют многолетние научные публикации Грина о том, почему не надо бояться клейковины, или многочисленные лекции Фентон о причинах, по которым не следует садиться на палеодиету, или многократные рекомендации Куперберг, согласно которым родителям не стоит вводить для себя и детей никакую форму диеты, кроме сбалансированного питания, если все эти усилия сводятся на нет влиянием богатых и известных личностей — таких как Кардашян или Пэлтроу — или рекламными роликами знаменитого повара — такого, как австралиец Пит Эванс (Pete Evans)!

Публикация кулинарной книги Эванса с палеорецептами «Малыш Ням-Ням: Палеопуть для новых мам, младенцев и малышей» (Bubba Yum Yum: The Paleo Way for New Mums, Babies and Toddlers) была отложена, когда Ассоциация здравоохранения Австралии (Public Health Association of Australia) привлекла внимание к серьёзной проблеме, а именно к тому, что эта книга предлагает рецепт детского печёночного блюда, в котором количество витамина А в 10 раз превышает ежедневный максимум, установленный для малышей. «Весьма вероятно, что, если эта книга будет издана, какой-нибудь ребёнок может умереть», — сказала Хедер Йитман (Heather Yeatman), президент Ассоциации общественного здравоохранения Австралии, отвечая на вопрос местных СМИ. Издатель махнул на книгу рукой, но Эванс решил издать её самостоятельно с незначительными исправлениями. Ассоциация Диетврачей Австралии (Dieticians Association of Australia) заявила, что рецепт печёночного блюда и после переработки представляет серьёзную опасность, несмотря на новое имя, которое придумал для этого блюда Эванс, — «Каша счастливого животика» (“Happy Tummy Brew”).

Отчасти секрет привлекательности новых диет — вред, который несут более привычные формы питания. Безглютеновая или безмолочная диета противоречат рекомендациям большинства диетологов, но, кроме того, — и в этом их сходство с тем, что безо всяких диет привычно делают миллионы североамериканских родителей, — дают ребёнку возможность регулярно посещать рестораны быстрого питания или объедаться попкорном и сладостями дома. В Канаде, согласно докладу сената, сделанному в 2016 году, 13 процентов детей в возрасте от 5 до 17 лет страдают от ожирения, что почти втрое выше, чем в 1980 году. Ещё 20 процентов имеют избыточный вес, и негативное влияние лишних килограммов варьирует от диабета 2-го типа до хронических эмоциональных расстройств.

Но недостатки обычного питания не представляют собой прямую дорогу к альтернативному питанию или к альтернативной медицине, отмечает Колфилд. Когда сторонники последней, говорит он, утверждают, что некоторым методам обычной медицины недостаёт научности, «это — аргумент в пользу лучшей науки», в противоположность «такому вот лозунгу альтернативной медицины: „Мы хотим, чтобы пришёл наш черёд заниматься бесполезным лечением“».

Родители, которые посвящают себя новомодным диетам, кое в чём действительно лучше многих других: они тщательно следят за питанием своих детей. Кроме того, они могут более бдительно относиться и к другим факторам здоровья, например, заботиться о том, чтобы их дети делали физические упражнения. Опирайся эти родители на хорошую науку, их рвение было бы похвальным. А вот сомнительная наука может привести к беде.

Урок, с помощью которого Катя Нова (Katya Nova) усвоила эту истину, был жестоким. Родом из Эдмонтона, Нова планировала растить своего сына Сиона (Zion) на веганской диете — и у неё были тысячи подписчиков в «Инстаграме», даривших ей море любви, пока она шла веганской дорогой. Но вдруг, когда у Сиона стали прорезаться зубы, случилась неприятность. Один зуб почти годовалого малыша, вспоминает Катя, начал распадаться. «Это произошло очень быстро, — говорит Нова. — Его зубы такие слабые».

Она решила ввести в диету Сиона некоторые продукты животного происхождения, такие как жир из тресковой печени и молоко коров травяного выкорма. О своём решении Катя известила в социальной сети. «Моих подписчиков в „Инстаграме“, — рассказывает она, — через 48 часов стало меньше на 2000 человек. Было много сердитых веганов, говоривших: „Как вы смеете использовать свою огромную платформу для заявления о том, что веганская диета может не подходить для всех детей?“»

Тем не менее, по словам Новы, её семья отказалась от ярлыков и не будет биться в истерике, если Сион, отмечая свой день рождения, съест кусок праздничного пирога.

«Я могу понять опасность мамы-вегетарианки, которая увлечена этической стороной веганизма, но не знает, как придумать действительно сбалансированную диету, — говорит она. — Это может угрожать здоровью ребёнка».

Действительно, заголовки СМИ буквально кричат о том, что дело кончается трагически, когда чрезмерно категоричные идеи о «полностью натуральной» пище или медицине — в случае с детьми одно очень тесно связано с другим — заходят слишком далеко. В Миссиссоге, Онтарио, в 2011году двухлетняя Матина Хосанна (Matinah Hosannah) умерла от осложнений, вызванных астмой, и серьёзного недоедания, порождённого нехваткой витаминов D и B12 в веганской пище. Подобный трагический исход произошёл в 2012 году с 19-месячным Эзекиелем Стефаном (Ezekiel Stephan) из графства Кардстон, Альберта. Его родители приняли менингит их малыша за круп и лечили болезнь такими натуральными средствами, как экстракт оливковых листьев, чеснок, острый перец и хрен. Когда ребёнку стало хуже — его крошечное тело настолько окостенело, что Эзекиеля нельзя было усадить в автомобиль — родители проконсультировались не с педиатром, а с натуропатом, и тот назначил лечение эхинацеей. Когда с аномальным дыханием Эзекиель попал в Детскую больницу Альберты в Калгари, его быстро поместили в отделение реанимации, но через два дня он умер. Прошлым летом Давид и Коллет Стефаны (David and Collet Stephan) за то, что не приняли необходимые меры для лечения ребёнка, были приговорены к четырём месяцам тюрьмы и домашнему аресту соответственно.

Тому, кто хочет увидеть, что значит жить с натуральной медициной, Майкл Ридер (Michael Rieder), клинический фармаколог и профессор педиатрии в Университете Западного Онтарио, предлагает отправиться в Афганистан.

«С точки зрения здравоохранения XXI века, трудно отыскать страну, которая натуральнее Афганистана», — утверждает он. Сегодня из каждых 10 детей, рождённых в Афганистане, только один доживает до пяти лет. «Большинство детей умирает до года, и в основном от инфекции, — говорит Райдер. — Вот, что происходит, когда нет вакцинации или отсутствуют антибиотики».

«Мы сползаем в тёмную эпоху относительности всякого знания», — считает Колфилд. — Этого нет в других областях науки. Нет альтернативной физики или людей, которые верят, что существует натуральная целебная сила, которую можно использовать для строительства мостов. Но в области медицины мы видим потрясающую толерантность по отношению к альтернативной, ненаучной точке зрения».

Навязывание младенцам и детям постарше образа жизни, избранного взрослыми, нередко выходит за рамки диеты и ведёт в царство альтернативной медицины. В клинике «Цветущее естественное семейное здоровье» (Thrive Natural Family Health clinic) в Торонто Дженнифер Уайз (Jennifer Wise) стремится рассеять все предвзятые представления о её работе как педиатра-хиропрактика с новорождёнными, когда им всего лишь день от роду и их выписывают домой. «Бытует представление, что хиропрактики ломают кости. Но мы не работаем в стиле кун-фу, — говорит она. — Имея дело с малышами, мы, конечно, избегаем грубых манипуляций. Тут очень нежный контакт. Обычно это всего лишь удерживание в том или ином положении, лёгкое прикосновение, лёгкий нажим». По словам Уайз, она использует силу, сравнимую с той, которую применяют в бакалее, проверяя, спелый ли помидор.

Но другим хиропрактикам стоит работать не столь «нежно», как на вирусном видео, размещённом в интернете австралийским хиропрактиком Иан Россборо (Ian Rossborough) — почти миллион просмотров, — который с хрустом ломаемых костей вывернул позвоночник четырёхдневной девочки, пытаясь лечить её колику. Новорождённая сразу же закричала. Среди первых негативных онлайн-откликов оказался отклик Австралийского агентства по регулированию медицинских работников (Australian Health Practitioner Regulation Agency). Агентство незамедлительно запретило Россборо манипуляции с позвоночником любого ребёнка младше шести лет и любого вида хиропрактическое лечение по отношению к детям младше двух лет.

Уайз говорит, что пациенты приходят к ней по разным причинам: ребёнок с трудом фиксирует своё положение во время кормления грудью или постоянно спит с головой, повёрнутой в одну сторону. «Иногда я нахожу перекос челюсти, поэтому должна работать с черепом, и после нескольких сеансов корректировочных манипуляций ухаживать за ребёнком становится легче», — говорит Уайз.

В некоторых случаях, добавляет она, результаты её работы нельзя заметить в течение десятилетий, а иногда в течение всей жизни. «Пусть у вас есть ребёнок, он рождён с травмой, и в результате две верхние кости позвоночника немного искривлены, — приводит она пример. — Хиропрактическое лечение этот ребёнок не прошёл. Когда он вырастет, он закончит работать в 35 лет с хронической мигренью, проблемами пазухи и аллергией».

Конечно, нет никаких продолжительных научных исследований, подтверждающих, что педиатрическая хиропрактика предотвращает мигрень, которая гипотетически должна заявить о себе спустя десятилетия. Уайз охотно подтвердит, что даже краткосрочные двойные слепые плацебо-контролируемые эксперименты с младенцами — редкость в сфере её деятельности. А эксперименты, которые всё же имели место, дали неоднозначные результаты. В 2001 году проведено клиническое исследование с участием 86 младенцев — одна из немногих научных работ, выполненных совместно учёными-педиатрами и хиропрактиком, осуществляющим частную лечебную деятельность. Исследование показало, что при лечении колики хиропрактическая терапия позвоночника не более эффективна, чем плацебо. Исследование 2008 года, проведённое Англо-европейским колледжем хиропрактики (Anglo-European College of Chiropractic), в котором участвовало 43 младенца младше восьми недель, постоянно кричавших больше, чем три часа в день, всё же пришло к заключению, что две недели манипуляций с позвоночником и затылочно-крестцовой декомпрессии «по-видимому, существенно помогают младенцам с коликой». Но в этой работе не было контрольной группы, которая часто необходима для исследователей, чтобы исключить возможные изменения или отклонения, способные повлиять на результаты.

Надёжные исследования особенно трудно проводить, когда младенцев что-то беспокоит, отмечает Брайан Глеберзон (Brian Gleberzon), работающий в Торонто хиропрактик, который провёл обзор научной литературы, посвящённой использованию мануальной терапии позвоночника в педиатрии. «Бывает просто, что зубы [ребёнка] постепенно прорезаются или немного растут, — говорит он. — Вы стараетесь учитывать эти изменчивые факторы, но не всегда это удаётся. Кроме того, они же младенцы, анкету заполнять не могут. Остаётся надеяться на то, что родители чувствуют, когда детский крик связан с коликой».

И, тем не менее, Глеберзон всё равно считает, что хиропрактикам нужно разрешить лечить от колики. Однако родители должны знать, что хиропрактика не всегда может спасти их от бессонных ночей. «Это тот принцип, которого нужно придерживаться и с дантистом, и с хиропрактиком, и с психотерапевтом, — говорит он. — Нет никакой гарантии, что они помогут. Вы платите деньги, чтобы использовать свой шанс».

Другим такая позиция не кажется безупречной.

«Я не считаю, что какое-то количество манипуляций с позвоночником может избавить от колики, — говорит Ридер, профессор Университета Западного Онтарио. — Я считаю, что это безумие. Это плохая идея. Раз я педиатр, вы не ждёте от меня совета относительно строительства мостов. Я придерживаюсь своей сферы деятельности. Хиропрактики не должны вторгаться в такую область медицины, как колика».

По отношению к альтернативной медицине Бритт Мари Хермес (Britt Marie Hermes) настроена ещё критичнее, чем Райдер. Это потому, что она видела проблему с другой стороны. Она понятия не имеет, сколько серьёзных диагнозов в её трёхлетней карьере натуропата поставлено неправильно, но она думает, что немного. В обычной медицине Хермес не имеет степени доктора, но, чуть ли не с рождения интересуясь натуральной медициной, она стала доктором натуропатии, пройдя соответствующую программу в Университете Бастир (Bastyr University). Этот аккредитованный американский университет альтернативной медицины позволил Хермес именовать себя доктором в нескольких штатах, включая Вашингтон, где позднее она работала натуропатическим педиатром.

Но сейчас Хермес жёстко критикует натуропатическую медицину — как блогер и как постоянный автор журнала Forbes, пишущий на тему медицинской псевдонауки. В настоящее время она учится на магистра биомедицины в Кильском университете имени Кристиана Альбрехта (нем. Christian-Albrechts-Universität zu Kiel) в Германии.

В Университете Бастир, рассказывает Хермес, она четыре года изучала не столько фармакологию, сколько гомеопатию. Её хорошо обучили измерять артериальное давление и брать на анализ кровь, но как, например, выписывать рецепты, ей не объяснили. «Меня не научили, как прописать инсулин, что было главной проблемой при лечении пациентов-диабетиков, — говорит она. — Я подружилась с женщиной-фармацевтом. Теперь то, что мне нужно было делать, — это выйти из комнаты, найти информацию в медицинской базе данных, а затем позвонить фармацевту, чтобы узнать у неё, правильно ли я рассчитала дозировку. Я здорово зависела от неё».

Итак, зачем же родителю показывать своего ребёнка столь малограмотному педиатру? По словам Хермес, у неё было два типа пациентов. Первые искали именно её, потому что хотели иметь дело с «натуропатическим педиатром». При этом они полагали, что, будучи натуропатом, Хермес смотрит на прививки или антибиотики не так, как большинство педиатров. Вторые слепо верили Хермес, узнав от неё, что она закончила ВУЗ как доктор. В конце концов, слова «доктор» и «педиатр» были в её титуле.

Один ошибочный диагноз занимает особое место в её биографии. Это диагноз, поставленный девочке возрастом чуть больше года. Хермес наблюдала за ней с самого рождения как её «основной лечащий врач». Малышку стали постоянно мучить диарея и сыпь. «Я много раз осматривала её в офисе, и у меня стало возникать впечатление, что маму чрезмерно волнует здоровье её дочери, — вспоминает Хермес. — Казалось, мама всё время паникует, и я отмахивалась от этой нервозности, объясняя её отсутствием опыта у новоиспечённой матери. Я потратила большую часть своего рабочего времени на визиты этой мамы, стараясь успокоить её, но не проводя тщательного обследования её ребёнка, потому что считала девочку здоровой». Тестирование на пищевую аллергию ничего не дало, как и безмолочная и безглютеновая диеты. Хермес прописала добавки, такие как пробиотики и L-глютамин, чтобы помочь девочке избавиться от воспаления кишечника.

«Помнится, что я диагностировала у неё что-то вроде болей в животике или диареи», — поясняет Хермес. Оказалось, что у девочки был рак, но об этом Хермес догадалась позже, найдя кое-какую информацию в социальных сетях; какого типа был рак, она так и не узнала.

«К сожалению, есть, вероятно, и другие ошибки, — говорит Хермес. — Возможно, они не имеют отношения к раку, но я всё время думаю об этом: может, я не разглядела детский диабет или какую-то опухоль. Может, я не разглядела проблемы, связанные с ростом или с развитием, потому что старательно играла доктора».

Что касается детей, то теперь Хермес считает, что надо полностью запретить натуропатам лечить малышей.

«Я думаю, что взрослые могут распоряжаться своим здоровьем так, как им вздумается, но я не думаю, что родителям следует позволять своевольно уводить детей за рамки медицинской системы».

Если безглютеновая диета и сыроедение и могут кое-чему научить всех, то в альтернативной медицине есть кое-что, чему стоит научиться врачам. По словам Хермес, она имела прекрасную связь с её пациентами, потому что выделяла время на то, чтобы выслушать их. Её общение с пациентом могло длиться полтора часа. Она спрашивала его о семейной жизни, о диете, о распорядке дня. Эти мелочи могли не иметь никакого отношения к той проблеме, с которой пациент пришёл на приём, но «как же приятно сознавать, что кто-то тебя слушает».

Больше общаться с родителями — это эффективный способ лучше удовлетворять их потребность во врачебной помощи. Но это ещё и способ выявить семьи, которые пробуют соблюдать ограничительные диеты или три раза в неделю кормят детей фастфудом, часто по социально-экономическим причинам.

«Было бы прекрасно, если бы педиатры побольше интересовались тем, какой у детей домашний рацион, — говорит диетолог Куперберг. — Это могло бы послужить отличным отправным пунктом для исследования семей». По мнению Куперберг, если бы доктор узнал, например, что семья вводит безглютеновую или веганскую диету, он мог бы назначить анализ крови, чтобы проверить, получает ли ребёнок все необходимые витамины и питательные вещества.

Вернёмся в Британскую Колумбию. В настоящее время Дэниел Биссоннетт — двенадцатилетний мальчик, по-видимому, здоровый, энергичный и разговорчивый. Его мать говорит, что он проходит диетологические тесты, чтобы не оказалось, что ему не хватает каких-то витаминов или минералов. У него есть собственная книга для записи того, что он ест на завтрак. Он выступает на митингах против ГМО и ведёт еженедельную рубрику «Спросите Дэниела» на своём YouTube канале, где даёт советы по таким темам, как холодовая терапия и выбор диеты. Семья Биссоннеттов уже отошла от строгих канонов сыроедения и веганства; нынешняя диета Дэниела включает в себя цельные, органические (да-да, «без ГМО»), необработанные и прежде всего веганские продукты, и его мама говорит, что чрезвычайно важно тщательно работать над тем, чтобы дети оставались здоровыми.

«Хорошо, если вы — взрослый человек и соблюдаете какую-то диету. Если она не работает, вы её меняете, — говорит мама Дэниела Илана. — Но вы не можете позволить себе никаких ошибок, когда дело касается детей».


* Вертолётным воспитанием (вертолётным родительством) называют такой подход к воспитательному процессу, когда родители буквально зависают над ребёнком, будто полицейские вертолёты, и контролируют и направляют каждый его шаг, каждое действие, каждую мысль, у них всегда наготове единственно правильный ответ на любые его вопросы, они всегда готовы помочь, но не дадут ему сделать ни одного самостоятельного шага. Воспитанием тигра называют подход, при котором родители жёстко и бескомпромиссно нацеливают ребёнка на успех (прежде всего карьерный) и не позволяют отвлекаться на «ерунду».


Автор — Аарон Хатчинз (Aaron Hutchins), 11 января 2017 года.
Перевод — Александр Горлов.