Pornhubby: как кризис воспроизводимости исследований встретился с порно

Новый поворот в споре о роли порнографии в романтических отношениях.
Новый поворот в споре о роли порнографии в романтических отношениях.

Странный выбор времени для начала кампании за ханжескую стыдливость, но Республиканская партия — та самая, которую ныне возглавляет наш лапающий девок, раздающий откровенные интервью, балдеющий от секс-видео, играющий главную роль в видеоприложении «Плейбоя» избранный президент — готова обрушить репрессии на порнографию. Если ориентироваться на последние месяцы, то новая атака на порно будет идти под флагом борьбы не столько за мораль, сколько за умственное здоровье. Прошлым летом в платформе Республиканской партии появился пункт, в котором онлайн непристойности названы «кризисом здоровья общества» — выражение, намекающее на наличие соответствующей эпидемиологии. Это выражение появилось ещё в апреле, когда сильное республиканское правительство Юты единодушно проголосовало за резолюцию, где со ссылкой на «недавнее исследование» порнография объявлена свидетельством «кризиса здоровья общества» и «опасностью, ведущей к широкому спектру негативных воздействий на личное и общественное здоровье и к социальному ущербу».

Пишущая в «Вашингтон Пост» социолог Гейл Дайнс (Gail Dines) одобрила эту идею. Она поддержала декларацию Юты с позиций науки. «Это научно», — написала она. За сорок лет появилась масса прошедших независимую экспертизу публикаций, в которых показано много путей, которыми порно может причинять вред: оно делает мужчин более агрессивными и более склонными к сексуальному насилию, снижает женское чувство собственного достоинства, ослабляет наши взаимоотношения. «Рассматривая порнографию с точки зрения здравоохранения и констатируя, что её излучение негативно воздействует не только на потребителей, но и на общество в целом, — заявила Дайнс, — резолюция Юты просто отражает результаты новейшего исследования».

Однако действительно новейшее исследование на тему порнографии утверждает, что результаты более ранней работы над этой темой могут уводить в сторону от истины. Канадские психологи всего лишь поведали о том, как они попытались воспроизвести открытие, сделанное в ходе одного из самых известных исследований вредных эффектов порнографии. Это вошедшее в учебники исследование проведено в 1980-х, в годы войны с порно, видным эволюционным психологом Дугласом Кенриком (Douglas Kenrick). Согласно Кенрику, разглядывание откровенных картинок из «Плейбоя» делает гетеросексуальных мужчин менее привязанными к их жёнам или подругам, даже менее любящими их. Один вид красивых и явно распущенных женщин, по-видимому, искажает отношение мужчин к их партнёршам, делает вывод Кенрик. Но, согласно новым результатам, это, возможно, вообще неверно. Если так оно и есть, то теория о «кризисе здоровья общества», который вызвала порнография, столкнётся с кризисом воспроизводимости в психологии.

Исследование Кенрика упоминается далеко не в каждом подобном исследовании, но его главный посыл — что порно портит умственные способности мужчин и вызывает потерю мужского интереса к партнёрше — распространился весьма широко. «Чем больше они видят, тем больше хотят порносекса, потому что порноиндустрия приучает их к такому сексу», — заявила Дайнс, организатор группы «Остановить порнокультуру». «Что я вижу — так это то, что некоторые мужчины полностью теряют интерес к своим партнёршам и потребляют больше порнографии». Любопытно, что Кенрик не собирался определять социальную цену разглядывания откровенных картинок. «У меня не было никакого желания положить этому разглядыванию конец», — сказал он на прошлой неделе. Он, скорее, изучал феномен восприятия, именуемый «эффектом контраста», распространяя его на социальные ситуации.

Когда вы, подержав руку в ведре холодной воды, сказал он мне, дотронетесь до какого-то предмета, он покажется вам более тёплым, чем это имеет место в действительности. Что если, подумал Кенрик, о чьей-то привлекательности мы судим точно так же: после разглядывания прекрасного человека другой человек будет казаться чрезмерно невзрачным? Для проведённого в 1977 году исследования о том, что можно назвать научной версией «эффекта страшной подружки», Кенрик попросил группу юношей-студентов из Университета штата Монтана (Montana State University) по фотографии оценить красоту женщины со средней внешностью, предварительно показав им эпизод из сериала «Ангелы Чарли». В среднем, по мнению испытуемых, женщина оказалась менее привлекательной, чем, по мнению юношей из контрольной группы, которым фрагмент сериала показан не был. Более негативное отношение к женщине на фотографии со стороны видевших эпизод из «Ангелов Чарли», написал Кенрик, возможно, вызвано «непосредственным влиянием красивых медиараздражителей».

Проведённое Кенриком в 1989 году оригинальное исследование постера на развороте журнала «Плейбой» — предмет недавней репликации — имело целью проверить ту же самую идею с откровенными картинками. Кенрик сообщил группе гетеросексуальных участников эксперимента, что он изучает суждения искусства полемики, затем попросил их высказаться либо об абстрактной живописи (Джексона Поллока (Jackson Pollock), Джозефа Альберса (Josef Albers) и т. п.), либо о постерах в стиле «ню» (взятых из журналов «Плейбой» для мужчин и «Плейгёрл» для женщин). В конце эксперимента испытуемые ответили на ряд вопросов о желательности и сексуальной привлекательности их романтических партнёров, а также о степени привязанности к ним.

После разглядывания журнальных постеров мужчины, казалось, завершали участие в эксперименте менее привязанными к своим партнёршам и менее преданными им. У женщин никакого эффекта отмечено не было. Кенрик предложил эволюционное объяснение: разглядывание журнальных красавиц, возможно, приводит мужчин к мысли о наличии у них большего количества вариантов для спаривания, причём лучшего качества. «Когда я вижу всех этих красавиц в «Плейбое», это меняет моё представление о вселенной возможностей», — объяснил он. Мужчины в свете их нового, искажённого порнографией понимания мира, менее склонны оставаться преданными их жёнам или подругам. Женщины, согласно теоретическим взглядам Кенрика, менее восприимчивы к этому искажающему воздействию порнографии, потому что они эволюционировали в сторону меньшей чувствительности к физической привлекательности. «Урок, который я извлёк из своего собственного исследования, такой: я перестал заглядывать в «Плейбой»», — сказал Кенрик, — и я действительно игнорирую его».

В последующие годы другие исследователи пытались выяснить, причиняет ли порнография устойчивый вред интимным отношениям мужчин и женщин. Обзорные исследования — многие цитируют работу Кенрика — нашли довольно стойкую отрицательную корреляцию между зрительской аудиторией порно и степенью удовлетворения, получаемого от интимных отношений. Согласно этим обзорам, в среднем, люди, говорившие, что они потребляют порно, с меньшей вероятностью сообщали о том, что они счастливы, устойчивы, общительны или сексуально удовлетворены своими партнёрами.

Например, одно недавнее исследование, проведённое двумя социологами из религиозных университетов (Нотр-Дам — University of Notre Dame du Lac и Бригама Янга — Brigham Young University), использовало данные, полученные от 20 000 взрослых участников Общего социального обследования (General Social Survey, GSS). Каждый год, начиная с 1973 года, это обследование интересуется стабильностью брачных отношений и счастьем людей, а также тем, не смотрели ли они когда-либо за последние 12 месяцев какой-нибудь порнофильм. (В 2000 году был добавлен более современный вопрос о «посещении порносайтов».) В целом, о том, что в прошлом году видели порнофильм, заявили 26 процентов мужчин и 17 процентов женщин. Когда исследователи сравнили смотрящих порно с теми, кто не смотрит, то оказалось, что первые на 60 процентов более вероятно были в разводе, на 80 процентов более вероятно имели внебрачные связи и на 15 процентов менее вероятно описывали свой брак как «очень счастливый».

Но всё ещё не было ясно, является ли связь между потреблением порно и качеством отношений одинаковой для кого бы то ни было и идёт ли речь о любом виде порнопродукции. Некоторые исследования намекнули, например, что порно вызывает вред, более разрушительный для мужчин, чем для женщин. Контекст, в котором осуществляется просмотр порнографии, также может скорректировать то, как она воздействует на интимные отношения. Недавний почтовый опрос 1 291 человека из числа не состоящих в браке установил, что люди, которые, как они заявили, не просматривали никакого явно сексуального материала, сказали также, что они чуть более привязаны к своим партнёрам, более сексуально удовлетворены и более способны к общению, чем потребители порно. Но исследователи выяснили, что от этих маленьких различий почти ничего не осталось при рассмотрении тех, кто, по их словам, смотрел порнографию вместе со своими партнёрами, в противоположность одиночкам.

Потребление порно могло бы делать интимные отношения шаткими, но что если в обследованиях дело представлено задом наперёд? Привычку потреблять порно в одиночку, например, можно взять как признак существовавшей ранее проблемы в интимных отношениях. Как правило, исследования такого рода не могут сказать нам, действительно ли потребление порно мешает браку или же люди при уже пришедших в упадок брачных отношениях начинают с большей вероятностью потреблять порно (или признаваться в его потреблении, когда их об этом спрашивают). Любой из вариантов показал бы в обследовании одну и ту же корреляцию. Только обращаясь к таким работам, как лабораторное исследование Кенрика, которое ясно показывает, как просмотр порнокартинки влияет на испытуемого, можно делать более определённый вывод о вреде порнографии.

Некоторые исследователи пытались обойти проблему «Корреляция или причинно-следственное отношение?», отслеживая привычку потреблять порно и степень удовлетворённости отношениями на протяжении нескольких лет. Социолог Сэм Перри (Samuel Perry) из Университета Оклахомы в Нормане (University of Oklahoma) проанализировал данные исследования «Портреты американской жизни» (Portraits of American Life), ряд интервью тет-а-тет. Эти интервью, сфокусированные на религиозных ценностях, начались в 2006 году и были повторно проведены в 2012 году. Более 1 000 субъектов ответили на вопросы о том, насколько счастлив их брак, о степени их удовлетворённости любовью и привязанностью, которые они получают от партнёров, о частоте, с которой они просматривали порнографические материалы на протяжении предыдущих 12 месяцев.

Перри обнаружил старую ассоциацию: люди, признавшиеся, что смотрели порно, сказали также, что были менее счастливы в браке. Но, сравнив оценки 2006 и 2012 годов, он отметил, что более раннее потребление порно, по-видимому, предсказывает более низкие оценки отношений в дальнейшем. Это сохраняло свою силу, даже когда он подбирал людей согласно качеству их отношений в начале исследования. (Другими словами, дело не выглядело так, как если бы плохие отношения, в частности, заставляли людей использовать порно.)

Данное исследование всё ещё многого не объясняет. Если верно, что использование порнографии может привести к дисфункции отношений, не потому ли это, что оно производит автоматический, психологический ответ — что-то вроде эффекта контраста Кенрика, — который деформирует перспективу мужчины и ухудшает его поведение? В этом случае нам было бы лучше обходиться без какого бы то ни было порно или даже проводить своё время, тщательно изучая непривлекательных мужчин и женщин. Таким путём мы заставили бы наших собственных средних партнёров казаться более особенными в сравнении. «У меня есть все основания думать, что существует гедонистическая тенденция, которая оказывает на людей обратное влияние, — сказал мне Кенрик. — Полагаю, что реальная жизнь разочаровывает их».

Но что если порнография вредит отношениям только в той мере, в какой она запретна? Если ваш супруг думает о мастурбации как форме обмана или неодобрительно относится к откровенным картинкам, или даже волнуется (а ля Кенрик), что порно снизит вашу привязанность, то вы могли бы чувствовать беспокойство и стыд, занимаясь мастурбацией над откровенными картинками. Эти беспокойство и стыд могли бы, в свою очередь, ухудшить ваш брак. Вас могли бы также застичь за просмотром порно, что привело бы к конфликту более непосредственно. Таким образом, как показано в исследовании Перри, просмотр порно может перестать быть вредным, но только за счёт того, что мы придадим ему какую-то ценность. (Кстати, можно показать, что потребление коктейлей из креветки разбивает семьи — и может характеризоваться как «кризис здоровья общества» — если бы исследователи взялись изучать сообщество ортодоксальных евреев.)

Лорн Кемпбелл (Lorne Campbell), психолог Университета Западного Онтарио (University of Western Ontario) и старший исследователь в репликации опытов Кенрика, отмечает несколько других проблем в изучении порнографии. Одна из них такая: большинство исследований имеет дело с индивидами, а не с парами. Эти работы имеют тенденцию делать гендерные предположения о частоте просмотра порно и его цели. (Например, очень незначительное внимание было уделено женщинам, которые в одиночку употребляют порно во время интимных отношений.) И большинство исследований, утверждает Кемпбелл, организованы так, чтобы находить свидетельства вреда, игнорируя при этом возможность усиления каких-то отношений благодаря потреблению порно. «Ассоциации здесь есть, но они не такие уж сильные, — сказал он, имея в виду опубликованные связи между использованием порно и низкокачественными отношениями. — Они оставляют простор для модерации. Возможно, у разных людей всё это идёт по-разному».

Нехватка солидных фактов не остановила проповедь, что порнография является разрушительной для интимных отношений. Работа Кенрика используется, чтобы проталкивать идею, что женщины должны бояться партнёров, потребляющих порно, сказала Ронда Балзарини (Rhonda Balzarini), ведущий автор статьи о репликации и аспирантка Кемпбелла. План заново осуществить эксперимент Кенрика родился на семинаре по методологии исследования, который проводил Кемпбелл. За проект взялись три студентки из его лаборатории — Балзарини, Кирстен Добсон (Kiersten Dobson) и Кристи Чин (Kristi Chin), — которые надеялись продемонстрировать тот же самый эффект, какой получил Кенрик, и таким образом расширить исследование. Одна из идей состояла в том, чтобы показывать людям картинки в стиле «ню» и затем измерять их физиологическую реакцию на их партнёров. (Если парень, который смотрит на постеры «Плейбоя», оценивает свою жену как менее привлекательную, то будет ли она и возбуждать его в меньшей степени?)

В сентябре Балзарини обратилась к Кенрику, чтобы он посоветовал, как провести репликацию его работы. Он предложил взять недавние журнальные постеры вместо тех, которые он использовал в 1980-х годах. (Вы можете видеть NSFW экспериментальные возбудители здесь.) Для участия в эксперименте студентки рекрутировали в интернете 223 субъекта — более чем втрое больше, чем задействовал Кенрик — и проводили исследование дистанционно, через интернет. (Кенрик пригласил субъектов прийти из кампуса в его лабораторию.) Затем они провели исследование и проанализировали полученные данные — и не пришли ни к чему. Репликация не обнаружила никаких следов оригинального эффекта.

Кенрик заявил, что «шокирован» неспособностью канадской группы воспроизвести его результат. «Я доверяю полученным мною данным, — сказал он об оригинальном исследовании. — Я анализировал их лично». Всё же он уважает попытку повторить его эксперимент. По словам Кенрика, это «одна из наиболее чистых, прекрасных неудавшихся репликаций». Он даже написал рецензию на заключительную статью студенток.

Итак, почему репликация потерпела неудачу? На этот счёт у Кенрика есть несколько предположений. Могло получиться так, что интернет-субъекты не настроились на материал. Некоторые, возможно, смотрели на картинки в общественных местах — сидя с ноутбуками, например, в кафе, — и это создавало такое неудобство, что они старались подавлять свои реакции. Ещё могло быть так, что субъекты, привлечённые из относительно маленького источника рабочей силы с помощью Механического Турка компании «Амазон», замучились участвовать в очень многих онлайн-исследованиях по психологии.

Кроме того, сказал Кенрик, оригинальный эффект мог со временем потускнеть, поскольку порно стало вездесущим. (На пике популярности в начале 1970-х годов «Плейбой» продавал в месяц 7 миллионов экземпляров. Вебсайт «Порнхаб» (Pornhub.com) утверждает, что каждый день его посещает 100 миллионов человек). «Возможно, тотальный ущерб уже нанесён, — сказал Кенрик. — Обычно просмотр эротических журналов представлял собой особое событие. Люди делали это один раз в месяц, если у них была подписка на «Плейбой»». Теперь, когда порно — всё вокруг нас, он удивился бы тому, что привлекательность людей и их преданность партнёрам не подмочены бурными волнами порнографии.

Могло быть ещё и так, что эротические постеры никогда не заставляли мужчин разлюбить их жён и подруг. Возможно, открытие Кенрика в 1980-х годах было ложноположительным результатом, который так здорово лёг на уже существовавшую теорию, что стал каноническим. Если дело в этом, то, возможно, порно всегда негативно влияло на интимные отношения, поскольку заставляло нас чувствовать стыд (и вовсе не из-за «эффекта контраста»). Возможно, его недавнее распространение могло даже увенчаться благодеянием для семей. «Мы лучше понимаем, что люди смотрят порно. Об этом запросто шутят в ситкомах. Это стало вполне общепризнанным фактом», — сказал Сэм Перри, социолог Университет Штата Оклахома. Это означает, что, независимо от вреда, который, возможно, уже принесло табу, оно могло начать распадаться.

В любом случае, одна вещь совершенно ясна: нет достоверных фактов в поддержку заявлений о том, что порнография увековечила «сексуально ядовитую среду», которая разрушает семью и приводит к неверности. И со страхами относительно широко распространённого вреда нужно повременить, по крайней мере пока результаты проведённых исследований не перепроверены, не расширены, не обновлены и пока учебники не изменены в соответствии с новыми знаниями.


Автор — Дэниел Энгбер (Daniel Engber).
Перевод — Александр Горлов.