Учёные скрывают? Мифы XXI века. Глава из книги

+7 926 604 54 63 address
 Обложка новой книги Александра Соколова.
Обложка новой книги Александра Соколова.

Уже очень скоро увидит свет новая книга редактора сайта АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ, журналиста и популяризатора науки, замечательного Александра Соколова. С разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» мы публикуем главу под названием «Почему лжеучёный на экране выглядит убедительнее, чем учёный».


Научный журналист Андрей Ваганов пишет, что, если верить опросам, 70% жителей США не могут понять статьи, которые публикует в разделе «Наука» газета The New York Times. Есть и более пугающие цифры. Согласно исследованию 2012 года, адекватно интерпретировать детскую сказку (или иное художественное произведение) способны лишь 17% российских подростков. Представляете? Если верна эта цифра, 83% юных россиян не в состоянии без ошибок пересказать простой текст. Да, если мы хотим заниматься научной пропагандой, нам нужно научиться работать и с этими 83%.

Очевидно, что на экране побеждает тот, кто умеет говорить просто, кратко, образно. Как только зритель слышит или читает что-то непонятное («Доминирующая положительная анаболия ведёт к девиации»1), возникает непреодолимое желание закрыть окно браузера. Вот почему учёные, несмотря на степени и заслуги, проигрывают харизматичным полуграмотным болтунам.

У лженауки принципиально более лёгкий путь к сердцу обывателя. Проведите эксперимент: находясь в компании, попросите поднять руки тех, кто помнит свой знак зодиака. Уверен: увидите лес рук. За всю мою практику публичных выступлений нашёлся только один слушатель, который якобы не знал своего знака, однако, как мне кажется, это было скорее демонстрацией оригинальности, чем правдой. А теперь спросите ту же публику, помнит ли кто-нибудь расстояние от Земли до Луны (только если вы не в обществе астрономов). Вижу-вижу, как читатели полезли в Google! В школе когда-то проходили, но это было давно, верно?

А то пишут, пишут... конгресс, немцы какие-то... Голова пухнет.

Сравним астрологию и астрономию в представлении обычных людей (кстати, эти понятия путают даже телеведущие, вызывая зубовный скрежет у учёных). Астрономия — наука о далёких планетах и звёздах, занимаются ею чудаки с телескопами. Какое отношение она имеет к нашей повседневной жизни? «Да никакого», — заявляет обыватель (тот самый, который ездит по городу с помощью навигатора, получающего данные со спутника GPS). Другое дело — астрология. От знака зодиака зависит судьба каждого человека! Астрологический прогноз так интересно прочитать — ведь это «про меня». Астрологи не утомляют вас рассказами про аккреции, классы светимости или хромосферу. Кого это волнует? А вот удача в бизнесе или «поиск своей половинки» — вопросы, которые касаются каждого. А ещё знаки зодиака — подходящая тема для разговора с малознакомым человеком.

Конечно, не всегда при сравнении науки и лженауки разница столь очевидна. Тем не менее ясно, что настоящим учёным, чтобы завоевать расположение или хотя бы привлечь внимание публики, нужно уделять больше внимания ораторскому мастерству.

Давайте же сравним, как ведут себя на телеэкране типичные учёный и лжеучёный:

  Лжеучёный Учёный
1 Говорит: «доказано», «давно известно», «ни для кого не секрет», «любому прапорщику очевидно». Говорит: «вероятно», «возможно», «скорее всего», «нельзя отрицать», «большинство специалистов считает».
2 Использует метафоры, шутит. Заигрывает с публикой. Говорит просто, цветасто, «на языке подростка».

Пример из выступления Михаила Задорнова:

«Никто, живя на юге, не поедет на Кольский полуостров жить. Только если можно торговать. Есть чудное русское выражение, и попытайтесь меня понять в аудитории. „Держи голову в холоде, ноги в тепле“. Так вот ученые доказали интересный факт: когда голова в холоде, мозг становится гуще…»

Изъясняется языком науки — так, как привык общаться с коллегами и выступать перед студентами.

«Вторичную хондрификацию эндоскелета можно рассматривать как гистологическую фетализацию, присущую анамниям» (Э. И. Воробьёва. Пример предоставлен Станиславом Дробышевским).

3 Легко перескакивает из области в область — везде специалист. С радостью высказывается на тему:

— однополых браков;
— достоинств фильма «Аватар»;
— трудовой миграции;
— теории относительности;
— личной жизни Джордано Бруно.

Говорит только о том, в чем хорошо разбирается.

Не стесняется признаться в незнании: «Воздержусь от комментария, так как не считаю себя специалистом в этом вопросе».

4 Сводит разговор к темам, близким народу. Играет на чувствах зрителей, в том числе религиозных и патриотических. Рассуждает о своей области науки.
5 Употребляет термины, только если хочет блеснуть эрудицией, и великодушно поясняет их. Вот как высказывается креационист Константин Буфеев в телепередаче «Ничего личного»:

«…Все эти геохронологические так называемые подразделения являются не временными, а являются географическими. Подтверждение тому сами периоды геологические. Давайте вспомним палеозой: кембрий, ордовик, силур, девон, карбон, пермь. Кембридж — это известное место географическое, его на карте Англии можно найти. Ордовик, силур — то же самое. Пермь — это вообще Россия, на реке Каме город».

Употребляет термины, не поясняя их. Полагает, будто «все знают, что такое центромера, это же в школе проходят!».

Опасается, что если выразится слишком просто, то упустит важные детали, за что его будут критиковать учёные коллеги.

Типичное начало ответа на вопрос журналиста: «Это очень сложно объяснить в двух словах».

6 Заостряет внимание на проблемах и спорах в науке, используя их для обвинения учёных в слабости. На этом фоне рекламирует свою единственно верную теорию.

Всегда готов ввернуть в подтверждение своих слов цитату какого-нибудь учёного — Эйнштейна, Ломоносова, Дарвина.

Начинает перечислять проблемы и трудности в науке — и только потом говорит о решениях. После съёмки монтажёру остаётся отрезать вторую часть комментария и получить «признание в беспомощности».

«Да, это сложнейшая задача, как её решать пока что непонятно, но…»

«Нет однозначных и простых ответов…»

«Есть разные гипотезы…»

7 Задаёт оппоненту каверзные вопросы — типа «А вы сами-то в это верите?» — или обвиняет в раболепстве перед Западом. После любых доводов оппонента заявляет, что «не услышал убедительных контраргументов». Спрашивает оппонента о деталях, важных для специалиста (но не для телезрителей).

Требует от оппонента ссылок на научные статьи. Требование здравое, с точки зрения специалиста, но лишено смысла с позиции массового зрителя.

8 Перебивает оппонента, не дает ответить на вопросы. Работает на публику.

Ещё один пример из телепередачи «Ничего личного».
Палеонтолог Кирилл Еськов:
«Можно меня не перебивать?..»
Журналист Андрей Максимов:
«Нет, нельзя вас не перебивать!»

Пытается уважительно спорить с оппонентом-лжеучёным, терпеливо выслушивает его, благодарит. Вот фрагмент диалога из научнопопулярной телепередачи «Очевидное — невероятное» между ведущим физиком Сергеем Капицей и реакционным философом Александром Дугиным.

Александр Дугин: «Блудному сыну, который истратил и промотал все своё наследство, некуда возвращаться, кроме как к отцу своему, откуда он вышел. К нашим корням, к русским корням, к религиозным корням, к православным корням».

Сергей Капица: «Может, это подходящий момент закончить наш разговор. Спасибо вам за это интересное мнение, мне редко приходится встречать такого замечательного собеседника, как вы, спасибо, что вы подняли вопросы, которые так или иначе волнуют нашу аудиторию».

Печальная картина — проигрыш по восьми пунктам. Теперь понятно, почему так важно готовиться к публичным выступлениям?

Читателей, интересующихся темой популяризации науки, я отсылаю к приложению 2 в конце книги. Оно называется «Как рассказывать о науке публично».


1 Цитата предоставлена Станиславом Дробышевским.

.
Комментарии