«Диета каменного века»: рекламный миф и историческая реальность

+7 926 604 54 63 address
Каннибализм. Картина Зденека Буриана.
Каннибализм. Картина Зденека Буриана.

Люди подвержены влиянию моды. Последние несколько лет западный мир охватывает новое движение — «палео». Я начал изучение этой темы с т. н. палеодиеты, но оказалось, что это целая субкультура, общность людей, исповедующих «палеостиль жизни», что издаются журналы, ведутся блоги, выходят радио- и телепередачи. Помимо палеодиеты, в арсенал палеолитчиков входят «палеофитнес», хождение босиком, различные навыки выживания в дикой природе, определённый минималистский стиль одежды и т. п.

Адепты палеофитнеса предлагают упражняться в ползании на четвереньках или подтягивании на древесных ветвях (вот, оказывается, чем я занимался летом в деревне), а вместо штанги предпочитают тягать брёвна и камни. В интернет-магазинах, торгующих палеоиндустрией, можно купить палеообувь, палеойогурты и даже «печеньки пещерного человека».

Печеньки пещерного человека. Источник: http://www.cavemancookies.com/
Печеньки пещерного человека. Источник: http://www.cavemancookies.com/.

Но сосредоточимся на палеодиете. С чем её едят?

Сам по себе призыв вернуться к образу жизни наших предков, мягко говоря, не нов (см. Миф про «золотой век» в книге «Мифы об эволюции человека»). Что касается «пищи предков», то основоположником палеодиетологии считается гастроэнтеролог Вальтер Л. Вёгтлин (Walter L. Voegtlin), написавший в 1975 году книгу «Диета каменного века» [13]. Надо сказать, предлагаемый им тип питания отличался от идей, развиваемых его последователями, что соответствует и эволюции взглядов на рацион древних людей. А система аргументации Вёгтлина до боли напоминает… рассказы вегетарианцев об «исходном естественном питании наших предков», только вывернутые наизнанку. Помните? Примерно так: «Миллионы лет наши предки питались растениями мясом. Но однажды, вследствие ухудшения климатических условий, растения мясо стало редкостью. И тогда, вопреки своей природе и преодолевая естественное отвращение, люди были вынуждены поедать мясо растения».

Титульный лист книги Вальтера Вёгтлина «Диета каменного века».
Титульный лист книги Вальтера Вёгтлина «Диета каменного века».

Нет, я не шучу! Вёгтлин доказывает, что человек — исключительно хищное животное. Причём весьма оригинальным образом: сравнивает человека с собакой и овцой и приходит к выводу, что к собакам человек гора-а-а-здо ближе, чем к овцам, а стало быть — плотояден. При этом автор единожды вспоминает, что помимо хищных и растительноядных животных, есть ещё всеядные… но больше их не упоминает. Не приходит Вёгтлину в голову и сравнить человека с кем-нибудь из приматов (это догадаются сделать более поздние авторы).

По Вёгтлину, человек настолько хищен, что не может усваивать растения в сыром виде, а особенно зерновые. Наши предки питались другим: основой их меню было мясо и животный жир!

«Подумайте на мгновенье про человека раннего каменного века, который, когда был голоден, убивал пещерного медведя или шерстистого носорога, насыщался полудюжиной фунтов мяса и жира, и только проголодавшись, вновь возвращался на охоту», — так Вёгтлин представляет гастрономию наших предков и приводит удивительные примеры, доказывая важность жира для «примитивных культур»: «После поражения Наполеона, изголодавшиеся по жиру русские солдаты, бродившие по улицам Лондона (это не опечатка,так в оригинале, прим. XX2 ВЕК), пили китовое масло из уличных фонарей, вместо того чтобы нажраться водки или вина» [14, с.200].

Что же рекомендовал автор? Есть больше мяса и не брезговать животным жиром, который очень полезен. Исключить зерновые и молочные продукты в любом виде, а также картофель, кабачки, брокколи, редис. Овощи — только в варёном виде, фрукты — не чаще раза в день, и никаких фруктовых соков!

Спустя 10 лет, продолжатели дела Вогтлина С. Бойд Итон (Stanley Boyd Eaton) и Мелвин Коннер (Melvin Joel Konner) более осторожны и аккуратны. «Конечно, палеолитический рацион не был фиксированным, он варьировал в индивидуальных компонентах, так же как и в относительных пропорциях животных и растительных продуктов», — пишут они в статье «Палеолитическое питание» [2]. Но далее повторяют мысль Вёгтлина: кроманьонцы и неандертальцы в Европе обходились без молока и зерновых — и не страдали! По мнению Итона и Коннера, древние люди получали гораздо больше калорий из мяса, чем современные американцы. Такому типу питания и нужно следовать.

Настоящую популярность палеодиета обрела после выхода одноименной книги Лорена Кордейна (Loren Cordain) в 2002 г. (кстати, «палеодиета» — зарегистрированная Кордейном торговая марка) [1]. Недавно книга была переведена на русский — хотя качество перевода, судя по всему, оставляет желать лучшего [18]. На обложке русского издания, рядом со слоганом «Ешьте то, что предназначено природой…», красуется изображение различных яств, среди которых, например, помидоры. Видимо, эта овощная культура, попавшая в Европу в XVI веке — та самая природная пища, которой наши предки питались миллионы лет.

Обложка русского издания книги Лорена Кордейна «Палеодиета».
Обложка русского издания книги Лорена Кордейна «Палеодиета».

В чем суть доктрины палеодиеты в современном виде? Наши предки более 2-х миллионов лет вели жизнь охотников-собирателей. Это значит, что основу их питания составляло мясо диких животных, а также — во вторую очередь — фрукты и овощи. Примерно 10 тысяч лет назад случилась неолитическая революция: на смену охотникам пришли земледельцы и скотоводы, и в рационе произошли сильные изменения. Первое место на столе заняли зерновые, которые человек научился обрабатывать. Кроме того, в ряде культур важную роль стали играть молочные продукты. Сам рацион при этом поскуднел, и это отразилось на здоровье неолитических людей: их рост уменьшился, возросла детская смертность, а продолжительность жизни снизилась; распространились болезни, связанные с недостаточным питанием, типа анемии; пышным цветом расцвёл кариес. Таким образом, неолитическая революция позволила людям выжить в резко меняющихся условиях, и даже многократно увеличить свою численность, но дорогой ценой! Однако в дальнейшем наш рацион ждали ещё более революционные преобразования.

В итоге нынешние представители западного общества употребляют огромное количество зерновых, бобовых и крахмалистых овощей; поглощают всевозможные сладости; каждый день объедаются жирным мясом животных, выкормленных зерном в промышленных условиях; в наш ежедневный рацион входят обработанные масла, молочные продукты и т. д. Но генетически человек остался тем самым охотником-собирателем, каким был 10 тысяч лет назад! Ведь всего 500 поколений отделяют нас от начала неолита — ничто в масштабах эволюции. Итог — недуги, охватившие постиндустриальное общество: ожирение, гипертония, диабет, атеросклероз и т. п. сердечно-сосудистые проблемы.

Выход очевиден: вернуться к корням и снова питаться, как наши счастливые, здоровые, подтянутые предки. Вот основные принципы диеты по Кордейну:

  1. Можно есть любое нежирное мясо, рыбу и морепродукты.
  2. Можно есть любые фрукты и овощи, не содержащие крахмала.
  3. Никаких злаковых.
  4. Никаких бобовых.
  5. Никаких молочных продуктов.
  6. Минимизировать соль, ведь древние никогда не солили свою пищу.
  7. Минимизировать сахар: древним были неизвестны сладости.

Вот так всё просто! А итог? «Если вы начнёте строго следовать принципам палеодиеты, то я могу вам гарантировать, что вы вскоре почувствуете себя гораздо лучше… А через несколько недель вы заметите, что ваша одежда стала вам свободнее» [18, с. 65]. Звучит заманчиво! Неудивительно, что палеодиету стали исповедовать такие знаменитости, как Джессика Бил и Ума Турман.

Давайте же попробуем разобраться:

  • действительно ли предлагаемый рацион — «диета древних людей», как это декларируется?
  • действительно ли он оптимален для современного человека?

На чем основаны построения палеодиетологов? Если не углубляться в детали, используется 2 основные группы доводов:

  1. представления о том, как питались наши предки — «это и есть наш естественный рацион»
  2. анализ того, как питаются современные традиционные народы — охотники-собиратели.

Посмотрим на эти две группы доводов внимательно.

1. Рассуждая о «диете каменного века», кажется очевидным, будто мы знаем, что входило в меню наших предков 10 000, 100 000, 1 000 000 лет назад.

Журнал «Hello! Россия» так и пишет: «Есть всего лишь одно правило, которому стоит следовать при составлении ежедневного меню. Задайте себе вопрос: мог ли это блюдо съесть человек каменного века?» Подразумевается, что у читателя есть все знания для ответа на данный вопрос.
(http://ru.hellomagazine.com/figura/diety/1585-lyubimaya-sistema-pitaniya-zvezd-paleo-dieta.html)

Но друзья, перед нами 2… нет, даже 3 большие разницы:

  • представления обывателя (основанные в значительной степени на стереотипах массовой культуры)
  • научные данные (которые ограничены известными науке фактами и могут меняться со временем)
  • реальная картина (которая, строго говоря, полностью нам неизвестна, хотя мы надеемся, что наука постепенно открывает нам её…)

Наше знание о прошлом — это всегда реконструкция по тому ограниченному набору фактов, который дошёл до нас с далёких-далёких эпох (см. подобный обзор на эту тему: http://22century.ru/docs/paleodiet_part1) Что мы имеем, прежде всего? Пищевые остатки в виде костей животных и только крайне редко — остатки растительные — косточки плодов, скорлупа орехов — которые в подавляющем большинстве случаев полностью разлагаются. А что может остаться от клубней, корневищ, зёрен, или, тем более, мёда? Ничего! Итак, археологам доступна лишь мясная часть меню, из чего очень легко сделать вывод о том, что древние люди ели мясо и ничего кроме мяса. Но стоит ли? Ведь вы не найдёте растительных объедков и на стоянках бушменов XX века — любителей ореха монгонго (о них — ниже).

Справедливости ради, надо сказать, что в своих научных (а не научно-популярных) публикациях авторы учения о палеодиете, как правило, делают подобные оговорки, вспоминают слова «предположительно», «гипотетически». Но следом всё равно утверждают, что в палеолите люди ели больше мяса и меньше растений, практически не употребляли злаки и клубни, не знали сахара и т.д. Насколько справедливы такие заявления?

В последние годы набор методов, позволяющих реконструировать пищевые пристрастия древнего человека, расширился… И картина меняется! Так, благодаря изучению зубного камня, мы знаем, что неандертальцы — те самые специализированные мясоеды — оказывается, ели злаки, конкретно — ячмень. Причём в варёном виде! Ваш комментарий, господин Кордейн?

Хотя кариес действительно широко распространился в неолите, эта напасть встречалась у людей и более ранней эпохи. Например, изъедены кариесом зубы гейдельбергского человека из Кабве в Замбии (http://antropogenez.ru/location/194/). 300 тысяч лет назад он явно злоупотреблял вязкой высокоуглеводной пищей. Интересно, какой?

Гораздо более древний любопытный пример: кости Homo ergaster возрастом 1,5 млн лет, сильно деформированные вследствие гипервитаминоза А. Такое может произойти, если есть слишком много ливера… или мёда! (http://antropogenez.ru/fossil/106/)

Итак, научное смирение, друзья: о рационе наших предков мы знаем далеко не всё.

Отдельный вопрос: в какой момент наши предки стали питаться «естественно»? По мнению авторов палеодиет, это случилось 2—2,5 млн лет назад, в момент возникновения рода Homo — при вероятном повороте в сторону мясоедства. Но очевидно, что предковый рацион менялся и до, и после этого события. Согласно реконструкциям, 3-4 миллиона лет назад в меню наших предков — грацильных австралопитеков — возросла доля саванных растений, то есть тех самых злаков, корешков и клубней (см. http://antropogenez.ru/single-news/article/316/). Существенно позже появления Homo — может быть, только несколько сотен тысяч лет назад! — наши предки стали широко использовать термическую обработку пищи. Так может быть, сырое мясо — это естественно? Рацион европейских кроманьонцев, в суровом ледниковом климате промышлявших мамонтов, явно отличался от гастрономических пристрастий ранних Homo, ковырявшихся в падали в африканской саванне 2 миллиона лет назад. Кого же принять за эталон «естественности»? И нужно ли это делать?

Переход к сельскому хозяйству, вероятно, действительно произошёл не от хорошей жизни — как, впрочем, и любая смена пищевой стратегии. Обычно это событие связывают с концом ледникового периода, когда потепление сопровождалось вымиранием той самой мегафауны, на которую кроманьонцы успешно охотились тысячи лет. Оскудение ресурсов, возросшая плотность населения — возможные причины, толкнувшие наших предков заняться возделыванием земли. Однако выращивание злаков возникло не на пустом месте: не вдруг человек решил сделать основным источником калорий ранее неизвестный ресурс. Археология говорит нам, что земледелию предшествовал период интенсивного собирательства. Об этом свидетельствуют находки мотыгоподобных орудий, каменных серпов и зернотёрок на мезолитических стоянках, например, на Ближнем Востоке.

В начале неолита, действительно, качество жизни могло снизиться, но произошло это, конечно, не только из-за смены рациона. Питание стало более однообразным, поселения — скученными, что привело к эпидемиям; менялся климат, а многие группы мигрировали с места на место. Всё это, сами понимаете, мощные факторы стресса. Между тем, как говорится, «не всё так однозначно». Как пишет А. П. Бужилова, со ссылкой на работу [9], в Западной и Центральной Европе, при переходе к неолиту, усиление пищевого стресса не наблюдается; длина тела почти не изменилась. Вот от кариеса земледельцы действительно страдали — факт.
А, например, на территории Греции было так:

«Следует подчеркнуть, что увеличение маркеров пищевого стресса среди эгейских популяций сопровождалось, в целом, увеличением длины тела, продолжительности жизни, численности популяций и уменьшением случаев остеоартритов, остеопороза, снижением детской смертности. Эти данные позволяют утверждать, что перед нами случай модификации жизнедеятельности организма в условиях изменённых средовых факторов (в данном случае пищевых), которые указывают на улучшение жизненных условий общества. Увеличение уровня кариеса при этом следует рассматривать лишь как один из маркеров адаптации к новым условиям жизни (в данном случае питания)». [16, с. 98]

Так что кому-то поплохело, а кто-то благополучно пережил смутное время перемен. И — авторы книг про палеодиету стыдливо умалчивают, что начиная с неолита продолжительность жизни медленно, но верно росла. Правда, к Средневековью опять упала — но уж извините, тут пеняйте не на сельское хозяйство.

2. Что ж — говорят палеодиетологи — есть источник более точный. Хотите знать, как питались охотники-собиратели? Посмотрите на современных! Их мало и становится всё меньше, но они ещё есть на нашей планете. Кроме того, кое-какая статистика накопилась за 100 лет работы этнографов. А с некоторых пор различные традиционные народности тщательно изучают медики. Почему? Потому что этим «дикарям» (как их свысока величали ещё не так давно) неведомы многие проблемы со здоровьем, распространённые в нашем обеспеченном и благополучном обществе: гипертония, ожирение, диабет 2-го типа, различные сердечные напасти.

Напрашивается очевидный вывод: хочешь быть здоровым — живи, как «примитивные народы», в гармонии с природой. К этому и призывают теоретики диеты каменного века.

Загвоздка тут одна: если мы сравним рационы различных традиционных обществ, мы можем увидеть весьма мало общего. Это особенно забавно в том отношении, что пропагандисты палеодиеты апеллируют к рациону разных современных групп: так, Вёгтлин с особой теплотой отзывался об эскимосах. Кордейн упоминает аборигенов Австралии, индейцев Амазонки и тех же эскимосов, про которых пишет: «Следуя правилам питания палеодиеты, вы получите такую же профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, которая была у эскимосов» [18 с. 23]. Другой пропагандист палеодиеты, шведский медик Стефан Линдеберг (Staffan Lindeberg), свои рекомендации строит на проведённых им в 80-х — 90-х годах прошлого века исследованиях папуасов острова Китава (Новая Гвинея) [7, 8].

Парадокс вот в чем. Эскимосы — жители арктического севера — традиционно потребляют в пищу огромное количество мяса и рыбы, и минимум — растительной пищи. Бо́льших мясоедов трудно себе представить (неудивительно, что Вёгтлин приводит их в качестве примера). Традиционный рацион эскимоса — пишет Андрей Козлов — в начале XX века включал полтора килограмма мяса и 160 граммов животного жира ежесуточно! (http://antropogenez.ru/article/329/) Казалось бы, при таком режиме питания неминуем атеросклероз и т. п. радости. А эскимосы живут и в ус не дуют! (Недавно утверждение, будто эскимосы не страдают от ишемической болезни и почти не умирают от инфаркта, было подвергнуто обстоятельной критике. Согласно свежим данным, в этом плане эскимосы мало отличаются от европейцев. См. [3]).

Эскимосы. Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/Eskimo
Эскимосы. Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/Eskimo.

Папуасы Китава — прямая противоположность. Кстати, необходимо сказать, что они вовсе не охотники-собиратели, а земледельцы. Фактически, сейчас папуасы живут именно в неолите! Основа их рациона — ямс, батат, таро — те самые высококрахмалистые овощи, от которых нас спасает Кордейн. Кроме того, на Китава едят кокосовые орехи, фрукты, ловят рыбу. Короче говоря, трудно представить себе более диаметрально различающиеся рационы, чем у папуасов и у эскимосов. Впрочем, вру: есть ещё более радикальные любители клубней — обитатели Тукисента (Tukisenta), гористой области в западной части Новой Гвинеи. Их тоже изучали, ещё в 1973 году — и их рацион, и состояние здоровья. Эти папуасы на завтрак, обед и ужин едят батат (сладкий картофель), который запекают в золе. А ещё они едят… А собственно, почти ничего больше они не едят! Если переводить на калории, батат составляет 93% (прописью: девяносто три процента) пищи тукисентийцев. Ещё эти папуасы курят — 73% мужчин и 20% женщин. Каждый день. Прямо в домах. И что же? Они стройны, физически здоровы, не страдают гипертонией, подагрой (и далее по списку), уровень холестерина низкий, диабет им неведом! [11]

Папуасы Тукисента. Источник: http://perdiendomasa.blogspot.ru/2014/02/olvidemonos-de-los-macronutrientes.html
Папуасы Тукисента. Источник: http://perdiendomasa.blogspot.ru/2014/02/olvidemonos-de-los-macronutrientes.html.

Так на кого нам равняться? На эскимосов или на папуасов? (см. ниже, для наглядности, сравнение рационов перечисленных групп с европейцами, в табличке).

Вклад основных питательных веществ (%) в общую калорийность пищи.

Этническая группа Белки Жиры Углеводы
Эскимосы С-З Гренландии, 1908 44 47 8
Папуасы, Китава, ~1990 10 21 69
Папуасы, Тукисента, 1973 4 3 93
Европейцы (рекомендовано) 15 30 55

Источники: [8, 10, 11, 17]

Изучение — реальное, а не декларируемое — современных охотников-собирателей снова поднимает вопрос: а знаем ли мы, сколько мяса в действительности было в рационе наших предков? Исследование, проведённое канадским антропологом Ричардом Ли ещё в 60-е годы прошлого века, охватывало 58 современных традиционных сообществ, которых относят к охотникам-собирателям. Удивительно! Оказалось, что к преимущественно охотничьим относится только 11 из них. Для остальных главным источником пищи является собирательство (29) и рыбная ловля (18). При этом охотники преобладают — догадайтесь почему! — в высоких широтах, где значительную часть года вообще ничего не растёт [6].

А как же классические охотники — бушмены Южной Африки, которых обычно изображают крадущимися с луком и стрелами? А вот так! Оказывается, у бушменов группы кунг растительная пища составляет 60-80% рациона по весу и 67% в калориях. И это, между прочим, в таком засушливом регионе, как северо-запад Калахари. Вы же понимаете: охота — это крутое и престижное занятие для мужчин, но на ней везёт далеко не всегда. А ведь кругом столько вкусных орехов монгонго. Этот питательный орех — главное блюдо на столе кунг. Он хорошо хранится, поэтому даже если охота неудачна — никто не голодает, и трудами женщин-собирательниц за 2-3 дня в неделю сообщество обеспечивает себя пищей. Ну, так что? Переходим на монгонго?

Бушмен. Источник: https://www.flickr.com/photos/maikelnai71/4093829206
Бушмен. Источник: https://www.flickr.com/photos/maikelnai71/4093829206.

Можно найти и более экзотические примеры — допустим, некоторые группы пигмеев Центральной Африки, которые обожают мёд — кто-то там говорил, что древние не ели сахара? — и в его поисках регулярно забираются на деревья до 50 м высотой (см. http://antropogenez.ru/single-news/article/273/).

А может, и эскимосы, и пигмеи, и папуасы — плохая модель для европейца? Просто потому, что они сотни поколений питались тем, что было — и оказывается, что вопреки заявлениям палеодиетологов, нескольких тысяч лет оказалось вполне достаточно, чтобы пищеварительная система человека адаптировалась именно к этому набору продуктов? Человек, как ни крути, всеяден, как большинство приматов, и очень живуч. Благодаря этому наши предки и заняли все возможные уголки планеты, освоив и высокогорья, и пустыни, и крайний север. Те, кому было плохо от лезущего из ушей батата, или от невероятного количества жира, быстро загнулись, а выживших продолжал шлифовать естественный отбор. Недаром те же северные народы уже ряд десятилетий изучаются медиками и генетиками, стремящимися выяснить: какие особенности обмена веществ этих людей не дают развиться у них атеросклерозу и другим заболеваниям, неизбежным для европейцев на таком наборе продуктов?

К настоящему времени известен ряд убедительных примеров того, что эволюционные изменения, связанные с особенностями питания, активно происходили в человеческих группах уже после того, как наши предки освоили земледелие и скотоводство. Канонический случай — усвоение молочного сахара, лактозы. Агрессивным пропагандистам того или иного типа питания как «единственно правильного и здорового» будет полезно напомнить историю из 70-х годов прошлого века, когда представление, будто молоко — полезно для всех, раз полезно для европейцев, «сыграло злую шутку с программой помощи беднейшим семьям (преимущественно представленных индейским населением страны), предложенной президентом Чили Сальвадором Альенде, врачом-педиатром по образованию. Эта программа включала лозунг „Каждому ребёнку — стакан молока в день“. В то время не было известно, что у американских индейцев способность к выработке лактазы (фермент, необходимый для усвоения лактозы — прим. А.С.) практически отсутствует у взрослых, и у детей исчезает довольно рано… Индейцы неприязненно отнеслись ко всей программе президента Альенде, так как дети болели от полученной „помощи“». (см. http://antropogenez.ru/article/293/)

Такие же печальные казусы случались и в СССР, когда представителей северных народов, у которых от молока начинались проблемы с пищеварением, пытались лечить с помощью антибиотиков…

Сейчас мы знаем, что генетический вариант, при котором лактаза прекращает вырабатываться у человека к 10-20 годам, преобладает в человеческих популяциях, в традициях которых нет молочного животноводства. Поэтому взрослому индейцу, папуасу или эскимосу от молока будет плохо — как и большинству млекопитающих, у которых молоко пьют только детки-сосунки. Палеогенетические исследования показали, что и в Европе ещё около 5 тысяч лет назад ситуация была такой же! И спокойно пить молоко европейцы смогли только 4300 лет назад [4]. В дальнейшем варианты генов, благодаря которым синтез лактазы у взрослых людей не прекращался, распространились у скотоводческих народов — поэтому мы, как правило, можем пить молоко без особых проблем. Причём показано, что у разных человеческих групп — у европейцев, у арабов и в некоторых популяциях Африки — способность усваивать молоко связана с разными, независимыми мутациями (см. http://antropogenez.ru/article/293/).

Так хорош ли аргумент, что нужно отказаться от молока, раз охотники-собиратели его не пили? Мы уже давно не охотники-собиратели, и это, как видите, отразилось в наших генах. Если уж очень хочется — пройди генетический тест и узнай, какой у тебя вариант гена лактазы LCT.

Впрочем, то, что эволюция коснулась человека западного мира со времён неолитической революции, видно даже по скелету: налицо грацилизация, то есть уменьшение его массивности. Наши челюсти стали меньше! Как думаете, почему? Не потому ли, что изменилась наша пища?

Между прочим, это признает даже сам Кордейн, живописуя ужасы неолита: «Зубы начинает поражать кариес, а челюсти, которые раньше были квадратными и крупными, постепенно стали слишком маленькими для зубов, и зубы накладываются один на другой». [18, с. 74]

Ну, так что, снова будем есть сырое мясо и ждать, когда наши челюсти вырастут обратно?

Как мы видим, современное человечество — это множество групп, прошедших длительную адаптацию к разным — порой, весьма специфическим — условиям среды. Это ведь касается не только пищи! Здесь и климат, и двигательная активность, и т. д. Никакого единого «рациона охотников-собирателей» не существует и, судя по всему, не существовало никогда. Более того, можно предположить, что пищевые традиции древних групп гоминид могли различаться гораздо радикальней, элементарно в силу того, что их изоляция друг от друга была сильней и дольше. Чего стоят хотя бы следы древесной коры в зубном камне австралопитека седибы.

Так что приставка «палео» к тому продуктовому набору, который нам предлагает Кордейн и его единомышленники — удачный маркетинговый приём, а вот с научным обоснованием не ОК, ребята.

Важно: я ни в коем случае не утверждаю, что то, как питается сейчас среднестатистический житель Европы или Америки — оптимально и полезно. Вообще наш образ жизни далёк от идеального. Вопрос в том, решает ли проблемы, связанные с неправильным питанием, подход палеодиетологов?

Авторы книг и статей про палеодиету пугают нас страданиями неолитических фермеров, сидевших на одной пшенице или ячмене, но игнорируют современные исследования, демонстрирующие благотворный эффект от ежедневного употребления злаков (если, конечно, не забывать про другие продукты — ведь сейчас не неолит, и в магазине всё есть! см. например свежее исследование [15]). Кордейн и адепты диеты каменного века утверждают, что «цельное молоко и жирные молочные продукты можно отнести к наименее здоровым компонентам нашего рациона» [18, с. 85] и даже ссылаются при этом на некие публикации — забывая, что если составить список исследований, доказывающих вредность говядины, то подкованному и не слишком заботящемуся о научной объективности вегетарианцу несложно положить палеолитчика на лопатки.

Здесь не учтён ещё один очень важный фактор, о котором мы уже писали: продолжительность жизни, которая радикально увеличилась в последние столетия, и ряд связанных с этим заболеваний, неведомых в каменном веке. «Если пожилой человек последует советам адептов палеодиеты и откажется от молочных продуктов, будет прогрессировать остеопороз, возрастёт риск перелома шейки бедренной кости, — Комментирует известный российский врач, к. м. н. Ярослав Ашихмин. — Если откажется от цельнозерновых злаков, — резко возрастёт риск рака толстой кишки, да и с мучающими пожилых людей запорами без злаков справиться будет крайне проблематично». Если у вас действительно медицинские противопоказания — под запретом глютен или вы не переносите лактозу — разумно придерживаться ограничений в еде, но если таких проблем у вас нет, то, что хорошего в том, чтобы выкинуть из меню целую пищевую группу?

Вот почему Британская ассоциация диетологов включила палеодиету в список «5 худших диет знаменитостей, которые рекомендуется избегать в 2015 г.», [13], добавив, что «это верный путь к развитию пищевой недостаточности».


  1. Cordain Loren. The Paleo Diet (Revised). John Wiley & Sons, Inc. 2011
  2. Eaton S. Boyd, Konner Melvin. Paleolithic Nutrition // The New England Journal of Medicine. vol. 312, №5. Jan 31, 1985. pp.283-289.
  3. Fodor JG, Helis E, Yazdekhasti N, Vohnout B. «Fishing» for the origins of the «Eskimos and heart disease» story: facts or wishful thinking? // Can J Cardiol. 2014 Aug; 30(8):864-8. doi: 10.1016/j.cjca.2014.04.007. Epub 2014 Apr 13.
  4. Henry, Amanda G., Alison S. Brooks, and Dolores R. Piperno. Microfossils in calculus demonstrate consumption of plants and cooked foods in Neanderthal diets (Shanidar III, Iraq; Spy I and II, Belgium). Proceedings of the National Academy of Sciences. December 27, 2010. http://www.pnas.org/content/108/2/486.abstract
  5. http://22century.ru/docs/paleodiet_part1
  6. http://antropogenez.ru/single-news/article/47/
  7. Lee Richard B. 1969. What hunters do for a living, or, how to make out on scarce resources. In: Gary R. Lee, and Irven DeVore (eds.), Man the Hunter; pp. 30-49. Chicago: Aldine Publishing Company.
  8. Lindeberg S. & Lundh B. Apparent absence of stroke and ischaemic heart disease in a traditional Melanesian island : a clinical study in Kitava // Journal 01 Internal Medicine 1993 : 233 : 269-275
  9. Lindeberg Staffan, Erik Berntorp, Peter Nilsson-Ehle, Andreas Terént,and Bengt Vessby. Age relations of cardiovascular risk factors in a traditional Melanesian society: the Kitava // Am J Clin Nutr 1997:66:845-52.
  10. Meiklejohn, C., C. Schentag, A. Venema, and P. Key 1984 Socioeconomic Change and Patterns of Pathology and Variation in the Mesolithic and Neolithic of Western Europe: Some Suggestions. In Paleopathology at the Origins of Agriculture, edited by M. N. Cohen and G. J. Armelagos, pp. 75-100. Academic Press, New York.
  11. Sinnett P. F., Whyte H. M. Epidemiological studies in a total highland population, Tukisenta, New Guinea. Cardiovascular disease and relevant clinical, electrocardiographic, radiological and biochemical findings. // J Chron Dis 1973, Vol. 26, pp. 265-290.
  12. Sponheimer M., et al. (2013) Isotopic evidence of early hominin diets. Proc Natl Acad Sci USA, 10.1073/pnas.1222579110. http://www.pnas.org/content/early/2013/05/31/1222579110.abstract.html?etoc
  13. Top 5 Worst Celebrity Diets to Avoid in 2015 https://www.bda.uk.com/news/view?id=39
  14. Voegtlin Walter L. The Stone Age Diet // Vantage Press, 1975 http://www.mitodascalorias.com/wp-content/uploads/2013/06/Voegtlin_1975_The_Stone_Age_Diet.pdf
  15. Williams Peter G. The Benefits of Breakfast Cereal Consumption: A Systematic Review of the Evidence Base // Adv Nutr. 2014 Sep; 5(5): 636S—673S.
  16. Ашихмин Я. Что хорошо для чукчи или шахтёра — может быть плохо для менеджера среднего звена или индейцев племени Пиму http://antropogenez.ru/interview/870/
  17. Бужилова А. П. Homo sapiens: История болезни. М.: Языки славянской культуры, 2005 — 320 с.
  18. Кордейн Лорен. Палеодиета. М., «Манн, Иванов и Фербер», 2014.
.
Комментарии