О мифе порчи языка. Часть 2. Словечки «с площади»


О мифе порчи языка. Продолжение
 — «…В чертах у Ольги жизни нет.
Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:
Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая луна
На этом глупом небосклоне».
Владимир сухо отвечал
(Иллюстрация — сцена из оперы «Евгений Онегин» в постановке театра оперы и балета им. Мусы Джалиля).

Нет «более лучшей» иллюстрации к тому, что языковые изменения происходят всегда, а не свидетельствуют о надвигающемся апокалипсисе, чем старинные жалобы на порчу языка. Так похожие на современные.

В 30-е годы XIX века, аккурат перед расцветом русского романа, русский язык тоже, как мы помним, портился и погибал. И портили его не только иностранные слова — стиль, цивилизация, серьёзный, факт, наивно, — но и так называемые «площадные». По-нашему — «уличные». Слишком неформальные, вульгарные, нелитературные, некультурные. Сегодня — об этой стихии как источнике пополнения словарного фонда. Зачем она нам?

«Монтана» как архаизм

Во-первых, очевидна неутолимая потребность выразиться свежо, нестандартно, забавно (а порой и саркастично). И это свежее и нестандартное рекрутируется из всевозможных источников, в том числе — с «площади», сейчас — виртуальной. На наших глазах в последние десятилетия возникли словечки пересечься (в смысле «встретиться»), тормозить («плохо соображать»), зависнуть («задержаться», «задуматься»), а в самые последние годы — развидеть и печалька, не уметь в логику и быть ни о чём и так далее. (далее…)

Олег Двуреченский. Историческая реконструкция и экспериментальная археология



(далее…)

«Этрусский — это русский», или Откуда берётся наивная этимология


Пример народной этимологии в брендинге
Пример народной этимологии в брендинге.

Здоровое любопытство — откуда берутся ночь, дождь, мухи в гнилом мясе и весь белый свет — распространяется и на слова. «Отчего кошку назвали кошкой?» «Внутренняя форма» большей части лексики всегда для современника загадочна. Много, конечно, и слов, структурно прозрачных. Вот на кровати лежит понятный «под-одеяль-ник». Но сама кровать уже вызывает вопросы[1]. Самые частые слова обычно и самые старые: они или сделаны из устаревших и забытых «деталек-морфем»; или звуки в них за тысячелетия преобразовались, сделав родственников непохожими (пресловутые начало и конец); или утрата материальной, «производственной» связи между предметами мешает ощутить связь между их названиями (мех и мешок). Или же непонятные слова достались по наследству от говоривших на другом языке, как многие имена рек и озёр в России.

И это повод создавать мифы о происхождении слов — наивную этимологию. (далее…)

Рукописи не горят: прочтён свёрнутый и повреждённый огнём древний свиток


Справа — свиток из Эйн-Геди в его современном состоянии. Слева — результат его виртуального разворачивания на основе микротомографии
Справа — свиток из Эйн-Геди в его современном состоянии. Слева — результат его виртуального разворачивания на основе микротомографии. Монета достоинством 1 цент — для масштаба.

Недавно мы писали о созданном специалистами из MIT приборе для чтения закрытых книг при помощи электромагнитного излучения. А 21 сентября в журнале Science Advances были опубликованы результаты работы учёных и программистов из Кентуккийского университета (University of Kentucky) и Еврейского университета в Иерусалиме (ивр. ‏האוניברסיטה העברית בירושלים‎‏‎‎), прочитавших свёрнутый и сильно повреждённый огнём фрагмент древнего списка Торы.

В 1970 году археологи раскопали в Эйн-Геди, Израиль, комплекс строений древней еврейской общины, возникшей в конце первого века до нашей эры и уничтоженной пожаром около 600 года н. э. Среди прочего был найден синагогальный ритуальный ковчег и в нём — плотно скрученный обугленный фрагмент свитка, вероятно, из кожи животных, то есть, видимо, пергамента. Израильский департамент древностей (IAA) добросовестно сохранил находку. В течение сорока шести лет о том, чтобы попытаться прочесть найденный фрагмент свитка, не было и речи: он был полностью сожжён, механически повреждён и продолжал распадаться при каждом прикосновении. Реставрация и вообще какое-либо физическое вмешательство были невозможны. Поэтому, как и многие другие находки из Эйн-Геди, свиток просто хранился в том состоянии, в котором был найден, и никак не исследовался. (далее…)

Представления специалистов по этике далеки от реальности


Справедливо ли распределять донорские органы по принципу лотереи? У медиков и специалистов по этике разные мнения на этот счёт.
Справедливо ли распределять донорские органы по принципу лотереи? У медиков и специалистов по этике разные мнения на этот счёт.

Специалисты по этике расходятся во взглядах с медиками и обывателями — к такому выводу пришли учёные из Швейцарской высшей технической школы Цюриха (нем. Eidgenössische Technische Hochschule Zürich) и Цюрихского университета (нем. Universität Zürich). Результаты исследования опубликованы в журнале PLOS One.

Донорские органы — очень ограниченный ресурс. В 2014 году новой почки ждали более 4636 россиян, при этом, по некоторым оценкам, до плановой операции по пересадке печени или сердца не доживает каждый десятый больной. Нехватка жизненно важных медицинских ресурсов неминуемо вызывает вопрос: как справедливо их распределить? Специалисты по этике разработали несколько критериев, которые помогают врачам принять решение. Можно отдать предпочтение тяжёлым пациентам (принцип «сначала — самые больные»), тем, кто раньше обратился за помощью (лист ожидания), тем, кому терапия поможет больше всего (прогноз), вылечить самых молодых, устроить «лотерею» или использовать комбинацию трёх критериев: возраст, прогноз и случайный отбор.

Однако специалисты по этике, медики и обычные люди понимают справедливость по-разному. Исследователи решили выяснить, что врачи и непрофессионалы думают о принципах распределения ресурсов и насколько высокие моральные стандарты близки к реальности. (далее…)