Аутисты считают свои интересы не проблемой, а «спасательным кругом»


Аутистический спектр охватывает широкий спектр состояний. Многие люди с аутистическими чертами способны — при достаточной поддержке от окружающих — преуспеть в самых разных областях деятельности.
Аутистический спектр охватывает широкий спектр состояний. Многие люди с аутистическими чертами способны — при достаточной поддержке от окружающих — преуспеть в самых разных областях деятельности.

Взрослые, страдающие расстройствами аутистического спектра, рассматривают свои интересы как поле для изучения или как способ выбора профессиональной сферы. Об этом сообщается в новом исследовании группы учёных из Школы культуры, образования и развития человека Штейнхарда (Steinhardt School of Culture, Education, and Human Development) при Нью-Йоркском университете (New York University). Увлечённость чем-либо, часто возникающая при аутизме и сходных заболеваниях, по мнению самих пациентов, также может служить средством преодоления тревоги. (далее…)

Приватные мысли оратора молчавшей эпохи. По поводу издания «Переписки Ивана Антоновича Ефремова»


«Переписка Ивана Антоновича Ефремова» и «Переписка Ивана Антоновича Ефремова. Указатели». Комплект из двух книг. / Автор-составитель О. А. Ерёмина. — М.: Вече, 2016. — 1536 с.: ил. + 176 с.: ил.
Так выглядят две книги издания. Слева — собственно переписка, справа — указатели в мягкой обложке.

«Переписка Ивана Антоновича Ефремова» и «Переписка Ивана Антоновича Ефремова. Указатели». Комплект из двух книг. / Автор-составитель О. А. Ерёмина. — М.: Вече, 2016. — 1536 с.: ил. + 176 с.: ил.

В этом месяце (как мы недавно упоминали) исполнилось 60 лет со дня выхода в свет романа «Туманность Андромеды» выдающегося советского писателя Ивана Ефремова. А в прошлом, 2016-м, году свет увидел результат многолетней кропотливой работы группы специалистов и энтузиастов во главе с Ольгой Александровной Ерёминой — впечатляющих размеров том «Переписка Ивана Антоновича Ефремова».

Удивительно читать и даже просто держать в руках бумажное издание бумажных писем. Да ещё и с бумажным же именным указателем, изданным отдельным томом. В эпоху, когда всё большее число людей отказываются от бумажных книг, когда бумажная переписка вымерла вовсе, когда даже электронная почта уже выглядит почти архаикой — не как технология, но как жанр, по e-mail уже почти не отправляют писем в классическом их понимании — такие же краткие сообщения, как в мессенджерах, плюс пересылают файлы: графику, отчёты, презентации, таблицы. Если в шаблоне не выставлено автоматическое приветствие, то на пятом-шестом письме респонденты перестают даже здороваться. Потому что это всё равно что приветствовать собеседника в устном диалоге перед каждой репликой. Подпись в электронных письмах сегодня чаще автоматическая и нужна скорее для того, чтобы лишний раз напомнить альтернативные контакты.

Любые письма эпистолярной эпохи (да, именно эпохи, причём прошедшей, хоть многие из нас и писали активно бумажные письма всего лет 20 назад) сегодня — привет из прошлого. Они несут на себе колорит безвозвратно ушедшего времени: другие обороты, другой ритм, другие темы, другое всё. Тем более любопытны письма не рядового обывателя, а большого писателя, учёного, философа, каковым был Иван Ефремов. (далее…)

О мифе порчи языка. Часть 2. Словечки «с площади»


О мифе порчи языка. Продолжение
 — «…В чертах у Ольги жизни нет.
Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:
Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая луна
На этом глупом небосклоне».
Владимир сухо отвечал
(Иллюстрация — сцена из оперы «Евгений Онегин» в постановке театра оперы и балета им. Мусы Джалиля).

Нет «более лучшей» иллюстрации к тому, что языковые изменения происходят всегда, а не свидетельствуют о надвигающемся апокалипсисе, чем старинные жалобы на порчу языка. Так похожие на современные.

В 30-е годы XIX века, аккурат перед расцветом русского романа, русский язык тоже, как мы помним, портился и погибал. И портили его не только иностранные слова — стиль, цивилизация, серьёзный, факт, наивно, — но и так называемые «площадные». По-нашему — «уличные». Слишком неформальные, вульгарные, нелитературные, некультурные. Сегодня — об этой стихии как источнике пополнения словарного фонда. Зачем она нам?

«Монтана» как архаизм

Во-первых, очевидна неутолимая потребность выразиться свежо, нестандартно, забавно (а порой и саркастично). И это свежее и нестандартное рекрутируется из всевозможных источников, в том числе — с «площади», сейчас — виртуальной. На наших глазах в последние десятилетия возникли словечки пересечься (в смысле «встретиться»), тормозить («плохо соображать»), зависнуть («задержаться», «задуматься»), а в самые последние годы — развидеть и печалька, не уметь в логику и быть ни о чём и так далее. (далее…)

Олег Двуреченский. Историческая реконструкция и экспериментальная археология



(далее…)

«Этрусский — это русский», или Откуда берётся наивная этимология


Пример народной этимологии в брендинге
Пример народной этимологии в брендинге.

Здоровое любопытство — откуда берутся ночь, дождь, мухи в гнилом мясе и весь белый свет — распространяется и на слова. «Отчего кошку назвали кошкой?» «Внутренняя форма» большей части лексики всегда для современника загадочна. Много, конечно, и слов, структурно прозрачных. Вот на кровати лежит понятный «под-одеяль-ник». Но сама кровать уже вызывает вопросы[1]. Самые частые слова обычно и самые старые: они или сделаны из устаревших и забытых «деталек-морфем»; или звуки в них за тысячелетия преобразовались, сделав родственников непохожими (пресловутые начало и конец); или утрата материальной, «производственной» связи между предметами мешает ощутить связь между их названиями (мех и мешок). Или же непонятные слова достались по наследству от говоривших на другом языке, как многие имена рек и озёр в России.

И это повод создавать мифы о происхождении слов — наивную этимологию. (далее…)

Рукописи не горят: прочтён свёрнутый и повреждённый огнём древний свиток


Справа — свиток из Эйн-Геди в его современном состоянии. Слева — результат его виртуального разворачивания на основе микротомографии
Справа — свиток из Эйн-Геди в его современном состоянии. Слева — результат его виртуального разворачивания на основе микротомографии. Монета достоинством 1 цент — для масштаба.

Недавно мы писали о созданном специалистами из MIT приборе для чтения закрытых книг при помощи электромагнитного излучения. А 21 сентября в журнале Science Advances были опубликованы результаты работы учёных и программистов из Кентуккийского университета (University of Kentucky) и Еврейского университета в Иерусалиме (ивр. ‏האוניברסיטה העברית בירושלים‎‏‎‎), прочитавших свёрнутый и сильно повреждённый огнём фрагмент древнего списка Торы.

В 1970 году археологи раскопали в Эйн-Геди, Израиль, комплекс строений древней еврейской общины, возникшей в конце первого века до нашей эры и уничтоженной пожаром около 600 года н. э. Среди прочего был найден синагогальный ритуальный ковчег и в нём — плотно скрученный обугленный фрагмент свитка, вероятно, из кожи животных, то есть, видимо, пергамента. Израильский департамент древностей (IAA) добросовестно сохранил находку. В течение сорока шести лет о том, чтобы попытаться прочесть найденный фрагмент свитка, не было и речи: он был полностью сожжён, механически повреждён и продолжал распадаться при каждом прикосновении. Реставрация и вообще какое-либо физическое вмешательство были невозможны. Поэтому, как и многие другие находки из Эйн-Геди, свиток просто хранился в том состоянии, в котором был найден, и никак не исследовался. (далее…)