Прочь от серых коробок

Мусоросжигательный завод по проекту Хундертвассера
Сказочный замок? Нет, это мусоросжигательный завод в Осаке по проекту австрийского архитектора.

Если вбить в строку поисковика запрос «города будущего», на первых нескольких десятках картинок в выдаче будут сплошь небоскрёбы из стекла, бетона и металла. Необычной формы, освещённые огнями, они, тем не менее, почти всегда — серебристого или просто серого цвета. Скучные серые дома мы видим вокруг в немалом количестве уже сейчас, и не совсем понятно — зачем такая архитектура «людям будущего». Нам кажется, что они захотят жить в ярких и непохожих друг на друга зданиях. Чтобы представить, как могли бы выглядеть такие дома, и на какие традиции могли бы опереться зодчие будущего, мы решили вспомнить кое-что особенно интересное, необычное и яркое из уже построенного.

Стремительная архитектура: танцующий дом

На месте знаменитого пражского «танцующего дома» когда-то располагалось здание в стиле неоренессанса. В 1945 году оно было разрушено во время бомбардировки Праги американской авиацией. После этого пятнадцать лет вид портили руины, а с 1960 года — пустырь. В доме по соседству по странному совпадению жили будущий президент Вацлав Гавел (Vaclav Havel) и архитектор Владо Милунич (Vlado Milunic). В 1986 году Милунич предложил построить на этом месте галерею, показал Гавелу первые наброски и получил одобрение. Вскоре пустующее место купила голландская страховая компания Nationale-Nederlanden, и о галерее пришлось забыть, но корпорации понадобились офисы, поэтому она согласилась спонсировать постройку здания. Представители фирмы поставили единственное условие: привлечь знаменитого архитектора.

Предложение о сотрудничестве принял канадец Фрэнк Гери (Frank Gehry), известный работами в стиле деконструктивизма. Владо Милунич показал наброски здания и изложил концепцию столкновения противоположностей: статики и движения, плюса и минуса, инь и янь. Идея родилась после «Бархатной революции», Владо хотел изобразить Чехословакию, которая, как он выражался, «забыла тоталитарное прошлое и двинулась в мир, полный изменений». Работа над проектом заняла четыре года, и всё это время его поддерживал президент Вацлав Гавел.

Танцующий дом, Прага
Танцующий дом до сих пор используется как бизнес-центр, и для посещения открыт только верхний этаж здания, где располагается ресторан. Зато оттуда открываются прекрасные виды на город.

В 1996 году на пересечении улицы Рессловой и Рашиновой набережной выросли башни, отчётливо напоминавшие пару — крепкого мужчину и женщину в развевающейся юбке. Танцующий дом Фрэнк Гери собирался назвать «Джинджер и Фред» в честь американских актёров Фрэда Астера и Джинджер Роджерс, но быстро передумал: не хотел привносить в Прагу голливудский китч. Здание сразу вызвало горячие споры. Одни утверждали, что танцующий дом слишком отличается от построек в готическом стиле и портит вид, другие — что он стал жемчужиной пражской архитектуры. Со временем пражане приняли здание, и теперь его можно видеть почти в любом списке местных достопримечательностей. Сам Владо Мунич утверждает, что 68% жителей высказываются о нём благосклонно и только 16% недовольны.

Экологично, экономично, непривычно: гелиодом

Прототип гелиодома
Прототип «гелиодома», построенный в 2008 году по проекту Эрика Вассера. В крышу встроены солнечные батареи, охлаждаемые водой.

Heliodome («гелиодом») — солнечный дом, в прямом смысле слова. Его конструкцию определило движение светила: она рассчитана так, чтобы летом в доме было прохладно, а зимой свет лился бы в окна и нагревал помещение.

Принцип работы «гелиодома»
Принцип работы «гелиодома». Видно, как сильно конструкция зависит от широты.

Изобретатель солнечного дома — известный во Франции мебельщик Эрик Вассер (Eric Wasser). В 2003 году, после десяти лет исследований, он получил патент на странную конструкцию, а в 2008 году вместе с помощниками — дизайнером Реми Мати (Remi Mathey) и плотником Томасом Вассером (Thomas Wasser) — построил первый прототип Heliodome площадью 160 квадратных метров во Франции, недалеко от Страсбурга. В крышу первого «гелиодома» были встроены солнечные батареи, планировалось, что они будут обеспечивать дом электричеством и горячей водой.

Гелиодом в посёлке Эрчматт
«Гелиодом» в Эрчматте. По просьбе Герберта Лёчера крышу покрыли дёрном.
Гелиодом, вид спереди
Из этих огромных окон открывается потрясающий вид на окрестности.

Через год изобретатель «гелиодома» познакомился на мебельной ярмарке со столяром Гербертом Лёчером (Herbert Lötscher) и к 2013 году построил для него и его жены настоящий дом в швейцарской горной деревушке Эрчматт. В этом доме нет солнечных батарей на крыше, но конструкция осталась прежней. В Эрчматт всего 270 жителей, и среди пасторальных домиков Heliodome смотрится весьма непривычно. Но соседи не возражают: они считают, что дом отлично вписывается, и одобряют использование солнечной энергии. Некоторые даже признаются, что с удовольствием пожили бы в «гелиодоме» сами.

Сказка во плоти: гостевой домик Ханг Нга

Гостевой домик Ханг Нга
Архитектуру этого сказочного дома сложно отнести к какому-то стилю, но Народный комитет города Далат нашёл выход из положения и окрестил её «экспрессионизмом» (хотя традиционно экспрессионизмом называют совершенно иной архитектурный стиль, а это постмодернистское произведение скорее можно назвать результатом переосмысления наиболее экстремальных образцов ар нуво и «органической архитектуры»).

Гостевой домик Ханг Нга (вьетн. Biệt thự Hằng Nga, «Лунная вилла») вскоре после открытия получил второе, народное название — «Безумный Дом». Местные жители немного недолюбливают его за то, что он совершенно не вписывается в привычные им представления об архитектуре. Туристы говорят, что «Безумный дом» напоминает картины Дали и Диснейленд, но автор проекта признаётся, что вдохновлялась любовью к природе и творчеством Антонио Гауди.

Гостевой домик Ханг Нга
Владелица гостевого дома утверждает, что он ещё не завершён. Она надеется полностью закончить постройку к 2020 году

Знаменитый испанец наверняка был бы доволен этим домом: в нём сложно найти хотя бы одну прямую линию, и больше всего он напоминает огромное дерево, с пещерами и переходами внутри. Все номера гостиницы — тематические, каждый посвящён животному или растению. В «тигровой» комнате обитает статуя тигра, в «орлиной» стоит изваяние огромной птицы, высиживающей яйцо, а в яйце том — камин. Есть даже помещение, сквозь которое прорастает бамбук.

Интерьер одной из комнат гостевого домика Ханг Нга
«Главными героями» тематических комнат становятся не только животные. Бамбуковая комната — самый маленький номер гостиницы.

Архитектор Данг Вьет Нга (Đặng Việt Nga) училась в Московском государственном университете и получила докторскую степень. Несмотря на то, что она была дочерью второго лица в государстве после Хо Ши Мина, правительство долго не желало поддерживать проект «сказочного дома». Поэтому девушке пришлось взять кредит и занять денег на постройку у знакомых. Чтобы как-то компенсировать потери, Данг Вьет Нга превратила дом в отель. Он открылся в 1990 году и с тех пор успел попасть в путеводители и привлечь в Далат тысячи туристов со всего мира.

Многоцветное наследие Фриденсрайха Хундертвассера

Фриденсрайх Хундертвассер (Friedensreich Hundertwasser) — известный австрийский художник и архитектор. Он прославился благодаря ярким картинам и плакатам, а постройкой зданий занялся в 50-х годах, потому что его раздражала современная архитектура. В знаменитом «Манифесте заплесневелости против рационализма в архитектуре» он писал:

«У каждого должна быть возможность строить… и так обрести полную ответственность за те четыре стены, в которых он живёт […] Жилец дома должен быть волен потянуться из окна так далеко, насколько хватит рук, и соскрести побелку или размалевать ограду своего здания. Ему должно быть дозволено окрасить всё, чего он только сможет достать — например, перекрасить всё в розовый — чтобы с улицы или издали каждый бы видел, что здесь живёт человек, который не похож на своих соседей».

Хундертвассер ненавидел прямые линии, считал, что они неестественны и «ведут к гибели рода человеческого». Он полагал, что люди должны вернуть природе территории, которые незаконно у неё отобрали, поэтому сажал в домах деревья и покрывал крыши травой.

Одна из самых популярных достопримечательностей Вены — «Дом Хундертвассера» (Hundertwasserhaus), построенный в 1986 году. В этом жилом доме нет ровных полов и стен, окна расположены хаотично, углы квартир закруглены, повсюду растут кусты и деревья (всего их больше двухсот), а фасад раскрашен в разные цвета. Кроме квартир здесь есть медкабинет, кафе, детские игровые комнаты, 19 террас, зимний сад и парковка. Хундертвассер не взял денег за проектирование здания, объяснив, что просто предотвратил постройку чего-то уродливого на этом же месте.

Дом Хундертвассера
Этот дом был одним из первых опытов Хундертвассера в строительстве, поэтому помочь ему пригласили профессионального архитектора Йозефа Кравина (Joseph Krawina). Но Кравина не одобрял смелых идей Хундертвассера, и между ними возник конфликт. В результате Йозеф покинул проект, и его заменили архитектором Петером Пеликаном (Peter Pelikan). Пеликан и Хундертвассер поладили и в позже не раз работали вместе.

Архитектор много путешествовал и строил здания по всему миру. В 1992 году ему предложили сделать редизайн ракового корпуса университетской клиники в Граце. Фриденсрайх преобразил больничные палаты так, что в них ничто не напоминает о болезни: в корпусе появился зимний сад, который служит буфетом и гостиной, терраса на крыше, а стены раскрасили в яркие цвета.

Maishima Incineration Plant
Для мусоросжигательного завода Майшима Хундертвассер подготовил две версии дизайна трубы, но первая не была принята по бюджетным соображениям.

Власти города Осака готовились подавать заявку на проведение Олимпиады 2008 и в 1997 году пригласили Хундертвассера спроектировать мусоросжигательный завод. Создание архитектора — комплекс Maishima Incineration Plant — похож на отделение Диснейленда, отель или странный торговый центр, но никак не на завод. Хундертвассер, работая над проектом, пытался примирить технологию, экологию и искусство. И комплекс славен не только необычной архитектурой: перерабатывая мусор, он вырабатывает столько электроэнергии, что её хватает не только на обеспечение работы самого завода, но и на продажу.

Импровизации Антонио Гауди

Антонио Гауди (Antoni Gaudi) был сыном котельных дел мастера. Его отец работал без чертежей, и Гауди продолжил традицию: он предпочитал импровизировать и рисовал свои проекты крайне редко, в основном, когда этого требовали власти. Антонио с детства болел ревматизмом, а потому активные игры с другими детьми были ему недоступны. Вместо этого он проводил много времени, наблюдая за природой — и это сильно повлияло на его стиль. Гауди любил «естественные» кривые и считал, что здание должно словно «вырастать» само по себе.

Говорить о таланте этого архитектора — дело неблагодарное и бессмысленное, мы вам лучше покажем картинки:

Парк Гуэля
Парк Гуэля называется так в честь промышленника и мецената Эусеби Гуэля (Eusebi Güell). В 1901 году он приобрёл землю, рассчитывая «облагородить» её и продать под строительство частных особняков.
Парк Гуэля
Проектирование парка заказали Антонио Гауди. И хотя архитектор так и не успел его закончить, а затея с продажей земли провалилась, но посмотрите — какая получилась красота!

Храм Святого Семейства (Temple Expiatori de la Sagrada Família) — пожалуй, самое известное произведение Антонио Гауди. Во-первых, благодаря потрясающей архитектуре, а во-вторых, потому, что его постройка длится больше ста тридцати лет. Некоторые даже считают, что она не закончится никогда, а замысел Гауди — вечное строительство храма. Архитектор взялся за этот проект, когда ему было тридцать, и умер в возрасте 74 лет, не успев его закончить. Антонио с самого начала знал, что не успеет завершить своё творение и рассчитывал, что разные части конструкции построят разные поколения архитекторов.

Храм Святого Семейства
Возможно, строительство храма будет завершено уже в этом столетии. Архитектор Джорди Фаули утверждает, что здание будет готово в 2026 году, к столетней годовщине смерти Антонио Гауди, в крайнем случае — на два года позже.

Работая над храмом, Гауди детально изучил архитектуру готических соборов. Он обнаружил, что их конструкция несовершенна: снос или обрушение одной части могло привести к гибели всего здания, а деревянные крыши были уязвимы для пожара, влаги и насекомых. Чтобы избежать этих дефектов, архитектор спроектировал двойную каменную крышу и использовал изобретённые им же параболические арки. Он хотел, чтобы в храме прихожане словно оказывались под пологом леса, и сконструировал удивительные древовидные колонны.

Древовидные колонны храма Sagrada Familia
Древовидные колонны.

По задумке архитектора, здание должны были украшать три фасада (Рождества, Страстей Христовых и Воскресения) и восемнадцать башен: двенадцать в честь апостолов, четыре в честь евангелистов, одна в честь Марии и одна, самая высокая, в честь Иисуса. Гауди начал работу с фасада Рождества, и она была закончена всего через четыре года после его смерти. Постройка остальных велась уже без участия архитектора по оставленным им чертежам и инструкциям.

Храм Святого Семейства
Фасад Рождества
Храм Святого Семейства
Фасад Страстей Христовых

Дом Бальо местные жители прозвали «Домом костей» за балконы в виде черепов и характерные арки. Хозяин дома, текстильный промышленник Жозеп Бальо-и-Касановас (Josep Batlló i Casanovas), собирался сносить его и заказал Антонио Гауди постройку нового на том же месте. Но архитектор убедил владельца, что уничтожать здание не обязательно, достаточно его перестроить. Гауди спроектировал новые главный и задний фасады, переделал нижний этаж, добавил подвал, мансарду и террасу на крыше. Теория о том, что архитектор хотел преобразить дом в дракона, поражённого Святым Георгием, кажется правдоподобной: кроме «чешуйчатой» крыши и черепов-балконов можно разглядеть и копьё — это небольшая башенка, увенчанная крестом. При проектировании дома Бальо Гауди старался вообще не использовать прямые, фасад и внутренние помещения — во власти волнистых линий и кривых. Считается, что дом Бальо стал началом нового этапа в творчестве Гауди, после завершения проекта архитектор перестал ориентироваться на существовавшие архитектурные стили и полностью доверился своей фантазии. В 2005 году здание включили в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Дом Бальо
Дом Бальо находится в «Квартале несогласия» района Эшампле.
Дом Бальо
Это прозвище квартал получил благодаря расположенным здесь творениям четырёх знаменитых архитекторов-модернистов. Помимо Гауди в эту компанию входят Луис Доменек-и-Монтанер, Жозеп Пуч-и-Кадафалк и Энрик Санье.

В этом материале мы не смогли рассказать о множестве необычных построек. Не упомянули стеклянный дом в Токио, сербский дом на скале, дом-пузырь и ещё тысячи интересных зданий, потому что в один обзор никак не уместить всё. Но и так ясно, городской пейзаж может быть интереснее того, что у большинства из нас за окном. Люди будущего, мы живём в серых бетонных коробках, на вас вся надежда.


Автор — Юлия Коровски.