Предполагалось, что биткойн изменит мир. Что же случилось?

Никто не расплачивается биткоинами за чашку кофе
Никто не расплачивается биткоинами за чашку кофе.

Несколько лет назад сторонники биткоина расхваливали его потенциальные возможности трансформировать финансовый сектор.

«Что плохого, если мы могли бы просто обменять деньги, даже не пропуская их через банк?» — спрашивал меня в ходе интервью в 2014-м Марк Андриссен (Marc Andreessen), венчурный инвестор и один из первых сторонников биткоина.

Биткоин мог бы сделать банки устаревшими, как Интернет в своё время сделал устаревшими газеты и музыкальные магазины, — так рассуждали оптимисты. В конце концов, сама промышленность может быть перестроена на основе биткоина. И я был одним из тех, кто считал это правдоподобным.

Однако теперь уже ясно, что таким компаниям как MasterCard и Western Union не угрожает судьба Tower Records [звукозаписывающей компании]. Венчурные инвесторы вкачали более миллиарда долларов в стартапы биткоина, но мы, кажется, так и не приблизились к тому, чтобы сделать его мейнстримной технологией. В основном биткоин сегодня все ещё используется для тех же целей, что и в 2014 и 2012, — для незаконных транзакций и финансовых спекуляций.

«Полагаю, что биткоин зашёл в тупик», — говорил Натаниэль Поппер (Nathaniel Popper), репортёр The New York Times, написавший в 2014 книгу о биткоине.

Что же пошло не так? Развитие биткоин-сообщества сдерживает неблагоприятное и откровенно враждебное отношение к этому эксперименту, а это, в свою очередь, затрудняет возможности сети биткоин идти в ногу с изменчивыми запросами рынка.

Однако ещё большей проблемой, вероятно, является то, что биткоин не решает проблемы, с которыми сталкиваются обычные люди. Обычных финансовых систем вполне достаточно для будничных транзакций. Хотя пока ещё нельзя сказать, что биткоину грозит исчезновение, но он по-прежнему прозябает где-то на задворках глобальной экономики.

Предполагалось, что биткоин сделает финансовые институты устаревшими

Сторонники биткоина всегда любили проводить параллели с Интернетом на заре его существования. Интернет демократизировал публикацию материалов, предоставляя платформу каждому, кто желает опубликовать статью, песню или фильм и распространить материал по всему миру. При этом он подорвал позиции старомодных медиа — газет и звукозаписывающих компаний.

Оптимисты предсказывали, что биткоин произведёт такой же эффект в финансовом секторе. До появления биткоина перечисление электронного платежа требовало, чтобы какой-либо банк выступал в качестве доверенного посредника. Биткоин использует вместо этого сложные математические расчёты, что делает банки ненужными.

Однако есть одна проблема: простым людям слишком сложно пользоваться биткоином. Программа слишком сложная и громоздкая. Стоимость биткоина — нестабильна. Кроме того, пользователи системы биткоин постоянно рисковали — их деньги могли украсть хакеры.

Однако первые сторонники биткоина утверждали, что поводов для беспокойства нет. В конце концов, поначалу Интернет тоже был слишком громоздким и трудным для обычного пользователя. Однако затем изобрели технологии вроде веб-браузеров, смартфонов и онлайн-сервисов типа Amazon и Facebook, что сделало Интернет общедоступным. Они утверждали, что со временем это произойдёт и с биткоином.

После миллиарда долларов инвестиций мало результатов, которые можно предъявить

В 2013 венчурные инвесторы начали вкачивать миллионы долларов в биткоин-стартапы, многие из которых пытались разработать варианты использования биткоина для обычных целей. Согласно подсчётам CoinDesk, в 2013 венчурные инвесторы вкачали 95 миллионов долларов в биткоин-стартапы, в 2014 — 362 миллиона, а затем невероятную сумму — 866 миллионов в 2015.

Однако в 2016 объем инвестиций сократился. В первой половине 2016 года инвесторы вложили 262 миллиона долларов, а во второй — 114. И в последнее время самые крупные инвесторы в списке CoinDesk — это не биткоин-компании, а компании, разрабатывающие технологии спин-офф (spinoff technologies).

Что получили инвесторы от вложения более миллиарда долларов венчурного капитала? Я разговаривал на эту тему с некоторыми экспертами по биткоину, но никто из них не смог мне указать на существенный прорыв в этом отношении.

«Похоже, что инвестиции в биткоин-стартапы близятся к нулю», — сказал мне Поппер из The New York Times. Он также добавил, что все ещё есть определённый интерес к заимствованию концепций биткоина для построения систем, которые помогут банкам обрабатывать транзакции с другими банками. Однако, по словам Поппера, изначальную концепцию биткоина, как технологии массового рыночного потребления, сейчас уже очень сложно продать.

Биткоин не справился со своим структурным кризисом

В то время как биткоин-стартапы переживали в прошлом году тяжёлые времена, сообщество разработчиков биткоина пыталось преодолеть разногласия, которые я тогда охарактеризовал, как структурный кризис. Создатель биткоина Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto) сначала ограничил сеть разработчиков задачами по обработке нескольких тысяч транзакций в час. На этапе зарождения биткоина это было много, а когда биткоин стал более популярным — этого уже стало не хватать.

Увеличение мощности сети — технически несложная задача, но предложения по решению этой проблемы натыкались на сопротивление «биткоин-традиционалистов». Они были обеспокоены тем, что увеличение пропускной мощности сети увеличит и объем вычислительной мощности, необходимой для участия в одноранговой (peer-to-peer) биткоин-сети, концентрируя власть в руках крупных компаний. Они утверждали, что биткоин изначально и был создан именно для предотвращения такого рода концентрации власти.

Внутренние дебаты становились все более ожесточёнными, раскалывая биткоин-сообщество на два враждующих лагеря. В итоге, ни одна из сторон не победила в споре, однако поскольку сеть биткоина работает на основе консенсуса, сторонники сохранения нынешнего положения выиграли по умолчанию. В результате были произведены лишь скромные изменения, предполагающие постепенное увеличение мощности сети. И пользователи биткоина вынуждены были страдать от длительных задержек при совершении денежных перечислений и более высокой комиссии.

На данный момент, не существует каких-либо реальных перспектив существенных изменений, которые гарантировали бы биткоину возможность стать одной из основных платёжных систем, типа Visa или MasterCard. Сторонники сохранения ограниченной мощности (в её нынешнем виде) биткоина предлагали варианты решений, позволяющие совершать больше транзакций без изменений сути программного обеспечения биткоина. Однако данная технология находится ещё на экспериментальной стадии, а её критики сомневаются в том, что она сможет достаточно хорошо функционировать.

Инициативу перехватили конкуренты биткоина

Тем не менее, есть ещё одна проблема, и она скорее культурного, а не технического характера. «Я считаю биткоин-сообщество слишком политизированным и идеологизированным», — говорит Эли Дурадо (Eli Dourado), эксперт по биткоину из Меркатус-центра (Mercatus Center) университета Джорджа Мэйсона (George Mason University). В биткоин-сообществе сейчас наблюдается глубокий раскол, и часть сообщества весьма скептично настроена к внесению существенных изменений в программное обеспечение. По этой причине биткоину в последующие годы будет сложно развиваться и приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам.

К счастью биткоин не обладает монополией на концепцию виртуальной денежной единицы. «Много интересного сейчас происходит в других проектах», — говорит Дурадо.

Восходящей звездой мира криптовалют стал Эфириум (Ethereum), конкурент биткоина, появившийся в 2015 году. У сети эфириума возможности шире, чем у биткоина. Она позволяет людям проводить сложные финансовые транзакции, называющиеся «умными контрактами» (smart contracts). Однако ещё один большой плюс эфириума, как утверждает Дурадо, — это относительно больший прагматизм сообщества разработчиков этой криптовалюты.

Как говорит Дурадо: «Сообщество эфириума руководствуется больше инженерными соображениями. Они говорят: давайте попробуем, а там посмотрим, что из этого получится». Разработчики эфириума экспериментируют и тестируют множество вариантов улучшения технологии. К тому же, там выше вероятность того, что успешные эксперименты будут внедрены в программное обеспечение.

Тем не менее, основной вопрос, касающийся эфириума и прочих альтернатив биткоину: окажутся ли они в итоге полезнее него? Разногласия в среде разработчиков биткоина, конечно, не способствовали развитию этой криптовалюты. Однако главная его проблема, вероятно, имеет под собой серьёзное основание: никто так и не придумал, как сделать эти технологии полезными для обычных людей?

И если основная проблема биткоина в том, что он не очень-то полезен, совершенно не обязательно, что усовершенствованные и доработанные версии в долгосрочной перспективе окажутся значительно лучше.

Теневая экономика, как «убийца» криптовалюты?

Есть и ещё один аспект, влияющий на сложившуюся ситуацию: был найден «убийца» биткоина. Сообщество биткоина не любит распространяться на эту тему, однако у него есть и ещё одно применение — незаконные сделки.

«В реальном мире биткоин используют преимущественно для запрещённых государством вещей. Он оказался полезным и эффективным для торговли наркотиками и чёрных рынков», — утверждает Поппер.

Впервые биткоин привлёк внимание мейнстримных медиа в 2011-м, когда (ныне несуществующий) сайт Gawker открыл миру Silk Road — подпольный веб-сайт, действовавший, как и eBay, но занимавшийся незаконной продажей наркотиков. Silk Road никогда бы не смог пользоваться обычными системами кредитных карт, но в системе биткоин никто не несёт ответственности, поэтому он спокойно работал, пока не был в итоге закрыт правоохранительными органами — в 2013 году. Владелец Silk Road Росс Ульбрихт сейчас отбывает тюремный срок. Однако, не удивительно, что это не остановило торговлю наркотиками онлайн при помощи биткоина.

Поппер говорит, что сайты Agora и Evolution вскоре заняли место Silk Road. Они по очереди господствовали на рынке наркотиков, пока их тоже не закрыли правоохранители. «Сейчас самым крупным стал сайт Alpha Bay, — говорит Поппер, — и тот факт, что такие рынки нормально переживают закрытие сайтов, потому что потом открываются новые, говорит об их устойчивости». Существуют также признаки того, что биткоин используется в странах с нестабильной валютой (как, например, сейчас в Венесуэле), чтобы обойти закон, препятствующий оттоку иностранной валюты из страны.

Тем не менее, стоит отметить, что на обоих рынках (официальном и «чёрном») биткоин играет гораздо меньшую роль, чем наличные средства. В обращении находится более одного триллиона долларов США в стодолларовых банкнотах, и большая часть этих наличных средств используется для незаконных операций. Для сравнения, биткоинов сейчас в обращении всего лишь на сумму около 10 миллиардов долларов.

В Венесуэле недавно значительно возрос объём торгов на одной из популярных торговых площадок биткоинов. Однако и здесь речь идёт лишь об объёме в 200 000 долларов в неделю, что очень мало для страны с населением в 30 миллионов человек. Чёрный рынок стодолларовых банкнот там, скорее всего, намного больше.

Как говорил мне Эмин Гун Сайрер (Emin Gun Sirer), специалист, занимающийся изучением биткоина в Корнеллском университете, использование биткоина в незаконных целях преувеличивают. Часть сделок, «которая происходит в даркнете (darknet), очень маленькая». «К тому же мы не видим, чтобы люди покупали кофе за биткоины», — говорит Сайрер.

Основное, что люди делают с биткоинами — покупают их и хранят, как говорит Сайрер.

«Предполагалось, что биткоин станет цифровым аналогом золота», поскольку выпуск биткоинов ограничен — это 21 миллион, большая часть которых уже распределена. Со временем стоимость этой валюты, вероятно, возрастёт. И это означает, что биткоины совершенно необязательно должны широко использоваться в качестве валюты или платёжных систем, чтобы стать привлекательным средством сохранения стоимости.

Эксперимент с биткоином не прекратился, однако стал менее амбициозным

Если кто и является оптимистом относительно будущего биткоина, то это Джерри Брито (Jerry Brito), исполнительный директор аналитического Коин Центра (Coin Center), продвигающего биткоин и прочие криптовалюты. Я спросил его, каковы, по его мнению, наилучшие перспективы биткоина.

Он отметил, что в некоторых сферах эксперименты с биткоином всё ещё могут быть плодотворными — в частности в сфере денежных переводов. Биткоин вряд ли вытеснит такие гиганты, как Western Union из сферы международных денежных переводов. Однако, судя по всем признакам, он может стать основой для появления нового поколения услуг по международным денежным переводам — особенно в развивающихся странах с парализованной банковской системой. Филиппины, например, стали регионом, где на основе биткоина возникло много стартапов, стремящихся сформировать жизнеспособный бизнес по переводу денежных средств.

Некоторые стартапы экспериментируют также, используя биткоин для микроплатежей. Сама идея микроплатежей — финансировать медиа, побуждая пользователей совершать небольшие платежи за контент, — достаточно старая и долгое время от неё не было отдачи. Однако сейчас появилась надежда на то, что новые стартап-проекты (в том числе новый веб-браузер Brave) смогут наконец заставить эту модель работать.

«Биткоин-сообщества стали более скучными, — говорит Сайрер, — и это хорошо. Нам доводилось видеть много мошенников, а теперь их уже не так много».

Однако одновременно с этим стали и меньше говорить о том, что биткоин потенциально мог бы покончить с глобальной финансовой системой.


Автор — Тимоти Б. Ли (Timothy B. Lee).
Перевод — Дмитрий Колесник.