Лечение рака груди назвали «образцом индивидуализированного подхода»

+7 926 604 54 63 address
 Доктор Стивен Кац полагает, что лечение рака молочной железы может стать примером использования персонализированного подхода в онкологии.
Доктор Стивен Кац полагает, что лечение рака молочной железы может стать примером использования персонализированного подхода в онкологии.

Споры о том, в какой степени индивидуализированный подход к терапии способен повлиять на лечение онкологических больных, продолжаются. Предварительные результаты клинического исследования NCI-MATCH (англ. National Cancer Institute — Molecular Analysis for Therapy Choice, рус. Национальный институт онкологии — Молекулярный анализ в выборе терапии) демонстрируют ограниченность применения результатов генетических исследований, несмотря на усилия, прилагаемые в этой области. Однако, по мнению руководителя программы исследования социального поведения доктора Стивена Каца (Steven Katz), рак молочной железы (РМЖ) может стать образцом применения индивидуализированного подхода для улучшения процесса ведения пациентов.

В докладе, сделанном на Симпозиуме по лечению рака молочной железы памяти Линн Сейдж (Lynn Sage Breast Cancer Symposium), доктор Кац сообщил, что РМЖ даёт «пример того, как индивидуализированная медицина способна повысить качество онкологической помощи», поскольку у 75% пациентов с недавно диагностированным раком груди отличный прогноз, а также потому, что для лечения РМЖ уже разработаны более продвинутые методики персонализированной терапии, пока отсутствующие в других областях онкологии. Как результат, иногда при выборе способа лечения РМЖ врачи и пациенты уже могут руководствоваться соображениями качества жизни. Доктор также отметил, что в 2015 г. около 30% пациентов, страдающих РМЖ, прошли генетическое обследование, в то время как в 2012 г. их доля составляла всего 10%.

«Сложность ведения пациентов с благоприятным прогнозом состоит в том, что общая польза [от некоторых видов лечения] часто невелика, и её нелегко определить» — сказал доктор Кац. Как только вопрос выживания в основном решён, врачи и пациенты должны обратить внимание на опасности, связанные с назначением слишком агрессивного лечения. «Тенденция к минимизации лечения постепенно снижалась в последние 20 лет, но сейчас она вновь набирает обороты», — сказал Кац.

Доктор процитировал результаты знакового исследования пациентов из Джорджии и Округа Лос-Анджелес, в котором клинические данные были связаны с результатами генетического тестирования и дополнены информацией из опросников, заполненных пациентами, их хирургами и онкологами. Результаты работы, проведённой под руководством Группа наблюдения и изучения последствий рака (Cancer Surveillance and Outcomes Research Team) из Мичиганского университета (University of Michigan), были опубликованы в издании Cancer. Исследователи опросили 3880 пациентов, получавших лечение по поводу ранних стадий РМЖ в 2013 и 2014 гг.

В ходе работы было обнаружено, что пациенты склонны быстро принимать решения, касающиеся борьбы с болезнью. Обычно они соглашаются на курс лечения, предложенный первым врачом, на консультацию которого попали. При этом, что неудивительно, пациенты обычно всерьёз полагаются на рекомендации лечащего врача: исследование продемонстрировало, что из 1527 женщин с эстроген- и прогестерон-позитивным и HER2-негативным инвазивным раком молочной железы 72% начинали химиотерапию, если онколог её советовал, но только 2% выбрали этот метод лечения вопреки рекомендациям врача. Приблизительно одна из пяти женщин решала приступить к химиотерапии при том, что онколог не высказывался ни за, ни против. Доктор Кац отметил, что среди врачей был отмечен высокий уровень определённости мнений в отношении химиотерапии: только 14% не предлагали пациентам конкретного решения по этому вопросу.

Исследование показало, что врачи, давая рекомендации и назначая персонализированную терапию, полагаются на результаты генетического обследования. Врачебные назначения у 778 пациенток, прошедших этот тест, в значительной степени коррелировали с результатами исследования 21 гена, связанного с вероятностью рецидива заболевания. В случаях, когда обследование показывало высокий риск, практически все онкологи рекомендовали проведение химиотерапии. В целом, практически все врачи, принявшие участие в исследовании, очень активно высказывались в поддержку химиотерапии для всех пациенток из группы высокого риска, вне зависимости от статуса лимфоузлов.

Пациентам, не прошедшим генетическое тестирование, химиотерапия назначалась не всегда: в среднем, её рекомендовали 23% больных из группы низкого риска без поражения лимфоузлов, 60,2% пациентов из группы более высокого риска без поражения лимфоузлов и 83,2% больных, у которых лимфоузлы были затронуты заболеванием.

Исследование также продемонстрировало, что более половины пациентов, отнесённых по результатам анализов и семейной истории к группам среднего или высокого риска, прошли генетическое обследование. У тех, кто оказался в группе низкого риска, этот тест проводился в 20% случаев.

Доктор Кац также представил предварительные данные, демонстрирующие, что 31% хирургов позволяют пациентам самостоятельно решать, будет ли проведена лампэктомия (частичное удаление молочной железы) или мастэктомия (полное удаление). Когда женщины с односторонним раком груди решали удалить обе железы, более 60% хирургов соглашались и не протестовали против этого решения. Более 25% таких пациенток в итоге прошли через двустороннюю мастэктомию, в то время как в группе больных, чьи хирурги возражали против этой операции, частота её проведения не превышала 2—3%.

Доктор Кимберли Ван Зее (Kimberly Van Zee), хирург-онколог из Мемориального онкологического центра Слоан-Кеттеринга (Memorial Sloan Kettering Cancer Center) отметила: «У разных женщин могут быть разные ценности. Для одной может быть важна возможность сохранить грудь, в то время как для другой главное — избежать появления метастазов и рецидива. Мы должны помогать пациентам соотнести решения с их ценностями и ситуацией».

.
Комментарии