Медицина продлевает жизнь как никогда, но мужчины по-прежнему отстают

Скорее всего, эту пожилую пару ждёт долгая жизнь. Но женщина переживёт супруга.
Скорее всего, эту пожилую пару ждёт долгая жизнь. Но женщина переживёт супруга.

Учёные из США, Германии, Дании, Кении и Канады проанализировали данные о смертности более миллиона человек и пришли к интересным выводам. Во-первых, продолжительность жизни популяции и продолжительность жизни отдельной особи тесно связаны. Во-вторых, в том, что касается долголетия, представители индустриальных обществ отличаются от представителей традиционных сильнее, чем последние — от диких обезьян. В-третьих, несмотря на общее увеличение продолжительности жизни, мужчины по-прежнему на несколько лет отстают от женщин — и это справедливо не только для людей, но и для других приматов. Результаты работы опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Учёные проанализировали данные о смертности более миллиона человек из 44 стран, начиная с XVIII века и до наших дней. Участниками исследования стали представители пост-индустриальных обществ — в частности, жители современных Швеции и Японии — люди, рождённые до индустриализации и современные охотники-собиратели. Пример собирателей показывает, насколько долго Homo Sapiens жили до появления современной медицины, супермаркетов и прочих благ цивилизации и служит для исследователей своеобразной точкой отсчёта. Кроме того, учёные собрали данные о смертности шести видов диких приматов: шимпанзе, горилл, бабуинов, хохлатых индри, мирики и капуцинов.

Результаты исследования подтверждают, что продолжительность жизни людей растёт быстрее, чем когда-либо раньше. К примеру, за последние 200 лет продолжительность жизни в Швеции подскочила с 30 до 80 лет, то есть рождённый сегодня ребёнок может прожить минимум в два раза больше, чем его предок в XIX веке. Данные показывают, что современные популяции долгожителей живут на 40—50 лет дольше, чем люди с традиционным укладом, например, народности хадза в Танзании или аче в Парагвае. При этом охотники и собиратели наших дней живут всего на 10—20 лет дольше, чем дикие приматы — мирики или шимпанзе. Одной из причин таких различий может быть снижение детской смертности. В наши дни в первый год жизни в Швеции или Японии умирает менее 3 младенцев из 1000, а два века назад эти цифры были в 40 раз выше. У современных охотников и собирателей, так же, как и у диких приматов, детская смертность по-прежнему высока.

Кроме того учёных интересовало, как продолжительность жизни распределяется внутри популяции. Повышается ли она у всех более-менее равномерно или стать долгожителями могут только избранные? Оказалось, что и у людей, и у приматов, по мере увеличения средней продолжительности жизни, сокращается и разница в возрасте смерти. То есть, если популяция живёт очень долго, от этого примерно одинаково выигрывают все члены общества, и в стороне остаются немногие. «Поскольку продолжительность жизни, вероятнее всего, продолжит расти, мы можем ожидать, что умирать, не дожив до среднего возраста смерти, будет всё меньше людей», — говорит Александер Шойерлайн (Alexander Scheuerlein), один из авторов работы.

Исследователи обнаружили, что по продолжительности жизни мужчины всё ещё отстают от женщин. Девочка, родившаяся в Швеции в начале XIX века, могла пережить своих ровесников-мальчиков, в среднем, на 3—4 года. Двести лет спустя, даже несмотря на то, что шведы теперь живут на 45 лет дольше, разрыв между полами почти не изменился. И такое гендерное неравенство справедливо не только для людей. Самки переживают самцов почти во всех популяциях диких приматов. «Отставание мужчин имеет глубокие эволюционные корни», — комментирует член научной группы, профессор Сьюзан Альбертс (Susan Alberts). «Это загадка, — добавляет она. — Если мы можем настолько продлить жизнь, почему нам не удаётся уменьшить разрыв между мужчинами и женщинами?»

Исследователи выдвинули несколько предположений. Возможно, виновата генетика: самцы приматов при рождении получают только одну копию Х-хромосомы, и в результате им нечем компенсировать влияние вредных аллелей, которые может содержать единственная хромосома. Другое возможное объяснение состоит в том, что мужчинам свойственно более рискованное поведение (например, они чаще ввязываются в драки). Оно не позволяет им сравняться с женщинами, даже несмотря на то, что смертность от инфекционных и хронических заболеваний снизилась у представителей обоих полов. Авторы работы считают, что выяснив истинные причины гендерного разрыва, учёные смогут увеличить продолжительность жизни мужчин.

Аллели — различные формы одного и того же гена, расположенные в одинаковых участках (локусах) гомологичных хромосом и определяющие альтернативные варианты развития одного и того же признака.