Связь между сквернословием и честностью


Люди прибегают к обсценной лексике не только для того, чтобы нахамить собеседнику, но и для того, чтобы выразить свои искренние чувства.
Люди прибегают к обсценной лексике не только для того, чтобы нахамить собеседнику, но и для того, чтобы выразить свои искренние чувства.

Употребление обсценной лексики в разговоре обычно ассоциируется со злостью и грубостью. Но она может иметь и другое, более позитивное значение. Международная команда исследователей, в которую вошли учёные из Нидерландов, США, Великобритании и Гонконга, сообщает, что люди, которые часто используют непечатные выражения, реже оказываются связаны с обманом и жульничеством.

Результаты работы были опубликованы в издании Social Psychological and Personality Science. (далее…)

Зачем языку абсурд


По реке плывёт топор...
По реке плывёт топор…

На исходе ноября Институт лингвистики Российского государственного гуманитарного университета организовал встречу, посвящённую абсурдному и парадоксальному использованию языка — международную конференцию «Абсурд в языке и коммуникации». С 2002 года организаторы проводят эти популярные осенние встречи, и каждый раз находят им особенное название-тему из числа вечных и актуальных языковых явлений: «Конфликт в языке и коммуникации»; «Хвала и хула в языке и коммуникации»; «Карнавал», «Ритуал», «Мода», «Изменения», «Вариативность», «Экономия», «Конкуренция», «Стереотипы», «Скрытые смыслы», «Эмоции»…

Абсурд мы в обыденной жизни мы любим не очень, что доказывает явная негативная окраска слов вздор, бессмыслица, бред, чушь, нонсенс, нелепость, наконец, самого слова абсурд. И при этом сплошь и рядом в речи мы используем абсурд в лингвистическом смысле. Отказываемся, формально соглашаясь («Щас!», «Конечно!»), хвалим с помощью ругательств («Ну, силён, зараза!», «Ай, Пушкин, сукин сын!»), ругаем с помощью одобрения («Молодец!»). Языковой абсурд — способ передачи разнообразной информации через искажение, нарушение правил. Одно из определений языкового абсурда — «игра с языковыми единицами» (Уим Тиггес). (далее…)

О мифе порчи языка. Часть 2. Словечки «с площади»


О мифе порчи языка. Продолжение
 — «…В чертах у Ольги жизни нет.
Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:
Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая луна
На этом глупом небосклоне».
Владимир сухо отвечал
(Иллюстрация — сцена из оперы «Евгений Онегин» в постановке театра оперы и балета им. Мусы Джалиля).

Нет «более лучшей» иллюстрации к тому, что языковые изменения происходят всегда, а не свидетельствуют о надвигающемся апокалипсисе, чем старинные жалобы на порчу языка. Так похожие на современные.

В 30-е годы XIX века, аккурат перед расцветом русского романа, русский язык тоже, как мы помним, портился и погибал. И портили его не только иностранные слова — стиль, цивилизация, серьёзный, факт, наивно, — но и так называемые «площадные». По-нашему — «уличные». Слишком неформальные, вульгарные, нелитературные, некультурные. Сегодня — об этой стихии как источнике пополнения словарного фонда. Зачем она нам?

«Монтана» как архаизм

Во-первых, очевидна неутолимая потребность выразиться свежо, нестандартно, забавно (а порой и саркастично). И это свежее и нестандартное рекрутируется из всевозможных источников, в том числе — с «площади», сейчас — виртуальной. На наших глазах в последние десятилетия возникли словечки пересечься (в смысле «встретиться»), тормозить («плохо соображать»), зависнуть («задержаться», «задуматься»), а в самые последние годы — развидеть и печалька, не уметь в логику и быть ни о чём и так далее. (далее…)

Google Neural Machine Translation создала собственный язык-посредник


Ну, пока всё не так зловеще, как на этом кадре из фильма "Терминатор"
Ну, пока всё не так зловеще, как на этом кадре из фильма «Терминатор».

Пусть это вас не пугает, но, кажется, компьютеры создали свой собственный секретный язык и, вероятно, говорят о нас прямо сейчас. Шутка. Однако недавно действительно произошло удивительное событие, поразившее разработчиков ИИ из Google.

Ещё в сентябре компания Google объявила о запуске своей системы машинного перевода Neural Machine Translation. В ней используется глубокое обучение для получения лучшего и более естественного перевода.

Вслед за этим успехом, создатели GNMT заинтересовались ещё кое-чем. Если вы учите систему перевода переводить с английского на корейский и наоборот, а также с английского на японский и наоборот… сможет ли она перевести с корейского на японский, не прибегая к английскому как посреднику между ними? Они сделали эту гифку, чтобы проиллюстрировать идею того, что они называют «zero-shot translation» (на гифке этот процесс показан оранжевыми пунктирными линиями). (далее…)

«Почему нельзя сказать то же по-русски?», или О мифе порчи языка заимствованиями


Адмирал Александр Семёнович Шишков
Адмирал Александр Семёнович Шишков — главный языковой пурист времён Пушкина. Вот так он говорил о заимствованиях: «Между тем как мы занимаемся сим юродливым переводом и выдумкой слов и речей, ни мало нам несвойственных, многие коренные и весьма знаменательные российские слова иные пришли совсем в забвение…» Полагая церковно-славянский одним языком с русским, Шишков считал, что словесного корпуса этих двух языков (по его мнению, одного) может хватить для наименования чего угодно и рассуждения о чём угодно же.

Лингвистические скандалы — драгоценное свидетельство того, как меняется язык и его восприятие. Не жалуйся престарелый баснописец Дмитриев в 1835 году другу, великому поэту Жуковскому, на засорение языка, в том числе, словом наивно, как бы мы сегодня могли ощутить его раздражавшую новизну и чужеродность?

Претензии к меняющемуся языку (живой язык всегда даёт для них повод) похожи во все времена. На первом месте заимствования. Нынешние борцы с ужасными «мерчендайзерами» и «франчайзерами» невольно косплеят тех, кто больше полутораста лет назад возмущался адаптированными наивность, стиль и популярный. И тех, кто больше двухсот лет назад пытался запретить кальки с французского — трогательный, развитие и прочие. Нет, это не означает, что слово мерчендайзер окажется столь же жизнеспособным (вот гуглить — практически наверняка).

Давайте разберёмся с порчей русского языка чужеземщиной, выслушав и XIX век — в лице старика Дмитриева и энергичного 38-летнего библиофила, приятеля Пушкина Полторацкого. Это его паническое восклицание в заголовке, написанное в тот самый момент, когда завершён первый том «Мёртвых душ», пробует перо юный Достоевский, и впереди у русского языка вполне блистательное будущее. (далее…)

«Этрусский — это русский», или Откуда берётся наивная этимология


Пример народной этимологии в брендинге
Пример народной этимологии в брендинге.

Здоровое любопытство — откуда берутся ночь, дождь, мухи в гнилом мясе и весь белый свет — распространяется и на слова. «Отчего кошку назвали кошкой?» «Внутренняя форма» большей части лексики всегда для современника загадочна. Много, конечно, и слов, структурно прозрачных. Вот на кровати лежит понятный «под-одеяль-ник». Но сама кровать уже вызывает вопросы[1]. Самые частые слова обычно и самые старые: они или сделаны из устаревших и забытых «деталек-морфем»; или звуки в них за тысячелетия преобразовались, сделав родственников непохожими (пресловутые начало и конец); или утрата материальной, «производственной» связи между предметами мешает ощутить связь между их названиями (мех и мешок). Или же непонятные слова достались по наследству от говоривших на другом языке, как многие имена рек и озёр в России.

И это повод создавать мифы о происхождении слов — наивную этимологию. (далее…)

Метафоры влияют на восприятие научных открытий


На картинках идеи рисуют как лампочки, но в жизни внезапные открытия случаются довольно редко.
На картинках идеи рисуют как лампочки, но в жизни внезапные открытия случаются довольно редко.

Метафоры, которые мы используем для описания научных открытий, влияют на наше восприятие идеи и её автора — к такому выводу пришли учёные Корнелльского (Cornell University) и Колумбийского (Columbia University) университетов. Результаты исследования опубликованы в журнале Social Psychological and Personality Science.

Исследователи, знают, что открытия рождаются в результате множества проб и ошибок спустя годы работы. Но метафоры, которыми мы часто описываем вдохновение, приводят к тому, что хорошие идеи воспринимаются как что-то, что рождается внезапно, как некое исключительное событие.

Учёные решили выяснить, как люди воспринимают идеи, которые описывались с помощью нейтральной лексики или сравнивались с зажёгшейся лампочкой или пророщенным зерном. По словам авторов «сравнение с лампочкой подразумевает, что «блестящие» идеи становятся результатом внезапной вспышки вдохновения, которой удостаиваются избранные (гении), в то время как метафора «зерна» означает, что идеи развиваются постепенно и «культивировать» их может любой человек, который приложит достаточно усилий». (далее…)

Красноречивая обезьяна


Без языка трудно представить себе любые развитые социальные практики и структуры: науку, торговлю, государства, даже религию.
Без языка трудно представить себе любые развитые социальные практики и структуры: науку, торговлю, государства, даже религию.

Кваканье лягушек, птичьи трели и обезьяньи крики бесконечно далеки от сложной человеческой речи, от удивительных возможностей языка человека. Ведь именно благодаря языкам мы обрели торговлю, племена, религии… Без речи невозможно представить существование наций и государств, интернета и прочих окружающих нас удивительных вещей. Но откуда взялась наша способность делиться мыслями и влиять на других людей с помощью слов? Как изменил нас язык и что его ждёт в будущем? В этой статье мы попробуем ответить на некоторые вопросы, возникающие, когда думаешь о языке. (далее…)

Станислав Дробышевский. Культура, язык, домашние животные и интеллект



(далее…)

Мелковый период, или Как мы давали названия цветам и что из этого вышло. Часть II


«Без названия». Скотт Тейлор (Scott Taylor)
«Без названия». Скотт Тейлор (Scott Taylor).

В первой части мы говорили про общие дороги, по которым прошли различные культуры, придумывая на ходу названия цветам в соответствии с окружающей их реальностью.

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что названия цветов являются, в некотором смысле, культурно универсальными? Ведь способ, которым каждый язык разделяет видимую часть спектра, не случаен. Аналогичные названия цветов возникали в совершенно различных культурах, обладавших уникальной историей.

И хотя используемые для описания красного цвета слова были разными: red, rouge, laal, сама концепция красноты, самой яркой области в видимой части спектра, которую мы обычно ассоциируем с пламенем, клубникой, кровью или кетчупом, является общей точкой соприкосновения для большинства культур.

Что из этого следует и чем это может помочь нам при составлении общей картины окружающего мира? (далее…)