Что не так с идеей основного дохода?


Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.
Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.

Левое движение всё ещё в болоте постсоветского кризиса. В течение последних 25 лет оно переживает идеологическую паузу, не имея ясной концепции того, какой должна быть настоящая социалистическая экономика. Поражение социализма в Европе явно парализовало коммунистические и социал-демократические партии. Все они оставили свои мечты о социализме и так или иначе приспособились к капитализму.

В 1990-х или в начале 2000-х казалось, что ход истории оправдывает фаталистические настроения. Затем пришёл 2008 год, который дискредитировал такое приспособленчество в глазах нового поколения. Тем не менее, продолжающийся постсоветский идеологический кризис дезориентирует очаги левой активности, возникшие с тех пор, — движения Occupy и «Мы можем» (Podemos), СИРИЗА (Syriza), левый поворот в лейбористской партии, — даже больше, чем ранее сторонников Тони Блэра (Blairites).

Политика, чтобы быть успешной, должна опираться на политэкономию. У старой социал-демократии была марксистская политэкономия, а затем, с 40-х годов ХХ века, — кейнсианская теория. Гордону Брауну (Gordon Brown) худо-бедно помогала его постнеоклассическая теория эндогенного роста. А что есть у нынешних левых? (далее…)

Больше пособий или больше выходных?


Ли Филипс (Leigh Phillips)
Ли Филипс (Leigh Phillips) — экономический и научный журналист. Публиковался в Nature, Guardian, EUobserver, Businessweek, Daily Telegraph, Jacobin, New Statesman, Scientific American, Salon, Red Pepper и, как он сам о себе пишет, «стыдно сказать, в Sunday Express«.

О безусловном основном доходе (Universal Basic Income), полной занятости и о том, как избежать либертарианских ловушек.

Лето 1986 года. Фильм «Лучший стрелок» (Top Gun), гласность и пучины возобновлённой Холодной войны — войны, которую Восточный блок проигрывает. Рейган (Ronald Reagan) пребывает в середине своего второго президентского срока. Тэтчер (Margaret Thatcher) полна решимости менее чем через год в третий раз победить на выборах премьер-министра. Французский президент-социалист Франсуа Миттеран (François Mitterrand) давно оставил свою радикальную предвыборную программу, чтобы противостоять оттоку капитала, растущей инфляции и экономическому саботажу. Некоторым левым становится предельно ясно, что правый поворот, который начался в конце семидесятых в значительной части Запада, вовсе не временный регресс или обычное движение политического маятника, который качнулся вправо, но очень скоро пойдёт в другую сторону с возрождением воинственности рабочего класса. Дело в том, что профсоюзы полностью и практически везде разбиты. Баланс сил — политических, экономических и технических — не в пользу левых. (далее…)

Полностью автоматизированный лакшери-коммунизм


Если всю работу будут выполнять роботы, какие это будет иметь последствия для человека: настанет «коммунизм роскоши» или всеобщая безработица и нищета?
Если всю работу будут выполнять роботы, какие это будет иметь последствия для человека: настанет «коммунизм роскоши» или всеобщая безработица и нищета?

Сторонники теории автоматизированного коммунизма роскоши считают, что она даёт возможность построить посттрудовое общество, где всю тяжёлую работу будут выполнять машины, а для нас работа станет делом прошлого.

Сегодня, когда на заводских конвейерах полно роботов, когда алгоритмы управляют автомашинами, а в прикассовой зоне множество «умных» экранов, автоматизация превратилась в новое дурное предчувствие. Наши рабочие места, говорят нам, займут роботы.

Ну и пусть, отвечают коммунистические сторонники автоматизированной роскоши.

Под опекой любящих машин

Находящаяся на футуристическом левом фланге политического спектра концепция коммунизма автоматизированной роскоши предусматривает максимальное использование автоматизации. Это может показаться оксюмороном, но в этом-то и весь смысл: то, что называют коммунизмом роскоши, трудно проигнорировать.

«В капитализме есть тенденция автоматизации труда, когда то, что прежде делал человек, автоматически начинает делать машина, — говорит соучредитель интернет-портала Novara Media Аарон Бастани (Aaron Bastani). — Признавая это, мы можем выдвинуть единственное утопическое требование: полная автоматизация всего и общественная собственность на всё, что автоматизировано». (далее…)

Мечте навстречу


Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.
Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.

Двести или триста лет назад в Европе возникло будущее. Оно расширялось и крепло, захватывая новые регионы планеты, гнало людей в города, на заводы и фабрики, превращая их в пролетариев, оставляло белеть кости индийских ткачей, опутывало земной шар рельсами и проводами. Это будущее назвали капитализмом. Что мы теперь знаем о будущем? То, что в нём всё будет более-менее как сейчас или хуже. У многих людей, рождённых до распада СССР, есть ощущение, что с будущим, в котором они оказались, не всё в порядке. Те, кто родился в девяностые, другого будущего и не знают.

Сегодня основные варианты ожидаемого будущего таковы: 1) тот же капитализм, но с роботами, летающими машинами, искусственными органами в кредит и т.п. 2) катастрофа — тут выбор велик: удар астероида, извержение супервулкана, ядерная война, истощение ресурсов и т.д. Еще есть такой вариант как технологическая сингулярность, пришествие бога из машины — но об этом мы знаем не больше, если не меньше, чем Маркс знал о коммунизме. Да и напоминает этот вариант опять-таки катастрофу — технический прогресс ускоряется, разумные машины осознают себя, выйдут из-под контроля и устроят человечеству — что? То ли рай земной, то ли глобальный холокост. (далее…)