Что не так с идеей основного дохода?


Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.
Пол Кокшотт, специалист в области компьютерных наук, математик, экономист.

Левое движение всё ещё в болоте постсоветского кризиса. В течение последних 25 лет оно переживает идеологическую паузу, не имея ясной концепции того, какой должна быть настоящая социалистическая экономика. Поражение социализма в Европе явно парализовало коммунистические и социал-демократические партии. Все они оставили свои мечты о социализме и так или иначе приспособились к капитализму.

В 1990-х или в начале 2000-х казалось, что ход истории оправдывает фаталистические настроения. Затем пришёл 2008 год, который дискредитировал такое приспособленчество в глазах нового поколения. Тем не менее, продолжающийся постсоветский идеологический кризис дезориентирует очаги левой активности, возникшие с тех пор, — движения Occupy и «Мы можем» (Podemos), СИРИЗА (Syriza), левый поворот в лейбористской партии, — даже больше, чем ранее сторонников Тони Блэра (Blairites).

Политика, чтобы быть успешной, должна опираться на политэкономию. У старой социал-демократии была марксистская политэкономия, а затем, с 40-х годов ХХ века, — кейнсианская теория. Гордону Брауну (Gordon Brown) худо-бедно помогала его постнеоклассическая теория эндогенного роста. А что есть у нынешних левых? (далее…)

Больше пособий или больше выходных?


Ли Филипс (Leigh Phillips)
Ли Филипс (Leigh Phillips) — экономический и научный журналист. Публиковался в Nature, Guardian, EUobserver, Businessweek, Daily Telegraph, Jacobin, New Statesman, Scientific American, Salon, Red Pepper и, как он сам о себе пишет, «стыдно сказать, в Sunday Express«.

О безусловном основном доходе (Universal Basic Income), полной занятости и о том, как избежать либертарианских ловушек.

Лето 1986 года. Фильм «Лучший стрелок» (Top Gun), гласность и пучины возобновлённой Холодной войны — войны, которую Восточный блок проигрывает. Рейган (Ronald Reagan) пребывает в середине своего второго президентского срока. Тэтчер (Margaret Thatcher) полна решимости менее чем через год в третий раз победить на выборах премьер-министра. Французский президент-социалист Франсуа Миттеран (François Mitterrand) давно оставил свою радикальную предвыборную программу, чтобы противостоять оттоку капитала, растущей инфляции и экономическому саботажу. Некоторым левым становится предельно ясно, что правый поворот, который начался в конце семидесятых в значительной части Запада, вовсе не временный регресс или обычное движение политического маятника, который качнулся вправо, но очень скоро пойдёт в другую сторону с возрождением воинственности рабочего класса. Дело в том, что профсоюзы полностью и практически везде разбиты. Баланс сил — политических, экономических и технических — не в пользу левых. (далее…)

Amazon открыла магазин без кассиров, и это ещё не всё


Нет очередей. Нет касс. Нет, серьёзно
Нет очередей. Нет касс. Нет, серьёзно.

Американская компания Amazon открыла в Сиэтле продуктовый магазин Amazon Go, в котором нет кассиров и очередей — покупатели просто берут товар с полок и выходят на улицу. Магазин работает благодаря компьютерному зрению (то есть установленным в зале камерам) и датчикам, считывающим, какие товары покупатели взяли с полок. Покупатель использует установленное на смартфоне специальное приложение Amazon Go, которое запускается при входе в магазин — нужно просто показать сканеру QR-код на экране. Затем, когда покупатель взял нужные ему товары, система списывает сумму покупки с его счёта на Amazon. Пока что магазин функционирует в тестовом режиме и доступен только для сотрудников компании. (далее…)

Прошлое и будущее нашей безопасности: от дверного замка до кредитной карточки


Что произойдёт с самой концепцией приватных данных, когда квантовые компьютеры сделают шифрование бессмысленным?
Что произойдёт с самой концепцией приватных данных, когда квантовые компьютеры сделают шифрование бессмысленным?

Технологии могут угрожать нашей безопасности? В современном обществе риска это ни для кого уже не новость. Но технологии также и фундамент этой безопасности. И это серьёзно: наше общество без них просто немыслимо. И вот тонкий баланс этих двух сторон технологий и определяет нашу жизнь, предоставляя нам инструментарий как для того, чтобы обезопасить себя, так и для того, чтобы угрожать другим. В этой статье я постараюсь показать, как работает этот ансамбль, на примере двух наиболее знакомых нам артефактов безопасности — кредитной карточки и дверного замка.

Начну с объяснения «магии» безопасности современной электронной коммерции. Дальше пройду сквозь удивительную историю создания и взлома «совершенно безопасного замка» в Англии два века назад. А потом вернусь в наши дни и рассмотрю, что из себя сейчас представляют похожие риски, такие как «закон Мура» или квантовый компьютер, для современной электронной безопасности. В конце концов, сравнивая эти риски с историей взлома «совершенного» дверного замка, я попытаюсь показать какие угрозы, но также и возможности предоставляет нам будущее развитие вычислительной техники. (далее…)

Тёмная сторона местной еды


Покупать продукты у некрупных местных производителей считается этичным. Между тем, по уровню эксплуатации наёмного труда малые «локальные» фермы в США могут дать фору сельскохозяйственным гигантам
Покупать продукты у некрупных местных производителей считается этичным. Между тем, по уровню эксплуатации наёмного труда малые «локальные» фермы в США могут дать фору сельскохозяйственным гигантам.

Нет ничего этичного в том, чтобы «покупать локальное» и поддерживать мелкий фермерский бизнес, пока работники этих предприятий жестоко эксплуатируются.

«Мы живём в тени, — говорит мне Хавьер, работник фермы в Гудзонской долине (шт. Нью-Йорк). — К нам обращаются как к незнакомцам. Нам мало платят, и мы не можем попросить больше». Работник другой фермы добавляет: «Они относятся к нам, как к пустому месту. Всё, о чём они думают, — чтобы работа была сделана в срок. Как бы мы к этому ни относились, нам приходится мириться с этим».

Сегодня в оживлённых политических дискуссиях зачастую всплывает тема сельскохозяйственного производства и распределения, но разговоры на эти темы подчас одни из самых запутанных. (далее…)

По-настоящему «зелёное» будущее — высокотехнологично, демократично и радикально


Кори Доктороу (Cory Doctorow) — канадский писатель-фантаст, журналист и блогер, пишущий о науке, культуре, обществе, сторонник либерализации авторских прав, автор этой статьи
Кори Доктороу (Cory Doctorow) — канадский писатель-фантаст, журналист и блогер, пишущий о науке, культуре, обществе, сторонник либерализации авторских прав, автор этой статьи.

«Радикальная экология» стала означать нечто вроде левого возвращенчества к земле, отвергающего потребительскую культуру и массовое производство ради пасторального низкотехнологичного образа жизни. Но блестящий научный журналист и марксист Ли Филлипс (Leigh Phillips) (см., например, его статью «Франкенполитика: левая защита ГМО». — Прим. «XX2 ВЕК») пишет в книге Austerity Ecology & the Collapse-Porn Addicts: A Defence Of Growth, Progress, Industry And Stuff, что, если у левых есть будущее, оно состоит в возвращении их прометеевского стремления обеспечить каждому человеку материальное благополучие и свободное время посредством технологического прогресса.

Филлипс блестящий автор и проницательный научный журналист с безупречными достижениями в научной прессе. Кроме того, он ещё и откровенный марксист. В своей книге — одном из наиболее увлекательных и яростных текстов о политике и климате, которые вы могли бы прочитать, он выступает против «экологического движения за жёсткую экономию», призывающего к более трудоёмким процессам, концу роста материального производства и более «простой» жизни, что часто подразумевает требования авторитарной, технократической власти, массовой депопуляции и возвращение к средневековой тяжёлой работе. (далее…)

Прометей Инкорпорейтед: биотехнологии и потеря научной нейтральности


Стивен и Хилари Роуз
Стивен и Хилари Роуз, авторы оригинальной публикации. Стивен — заслуженный профессор биологии и нейробиологии в Открытом университете (Великобритания). Хилари — феминистка, социолог, бывший профессор Брэдфордского университета. Стивен и Хилари — сооснователи Британского общества социальной ответственности в науке (British Society for Social Responsibility in Science, BSSRS) и авторы множества книг. | Фото — Мэгги Мюррей / Национальная портретная галерея, Лондон.

Куда ни взгляни, похоже, что биомедицинские науки и биотехнологии выдвигают прометеевские планы объяснения наших жизней, манипулирования ими и их изменения. Эволюционная теория предлагает объяснение происхождения человека. Геномика стремится определить сходства и различия между нами. Генетическая терапия и терапия стволовыми клетками обещают вылечить или предотвратить болезни и усовершенствовать тело и мозг. Нейронауки пытаются предсказать поведение, объяснить природу сознания и возродить идею существенных различий между полами.

В последние десятилетия науки о жизни трансформировались в гигантские биотехнонауки, размыв границы между наукой и технологией, университетами, частными биотехнологическими компаниями и крупными фармацевтическими корпорациями. Знания стали интеллектуальной собственностью, заняв место в глобальной экономике, которая простирается от старых научных центров Европы и Америки до растущих восточных (научных) гигантов Китая, Сингапура и Индии. Государство, заинтересованное в надзоре и контроле, и военные, также сыграли ключевую роль в этой трансформации. В итоге на сцену вышли новые грозные силы, которые не только реконструируют, но и конструируют жизнь. Мы живём в технонаучном мире, жизнь в котором зарождается и создаётся искусственно. Это новая территория, с новыми угрозами и обещаниями.

Наука — знание о физическом и биологическом мире, может, когда-то и считалась независимой от общества и культуры, в которой она появилась. Но уже в середине XIX века, Карл Маркс и Фридрих Энгельс указали, что производимое наукой знание служит интересам и отражает идеологию капиталистического класса. В 1930-е годы, этот анализ науки с энтузиазмом принял русский физик Борис Гессен, чья статья «Социально-экономические корни механики Ньютона» (1931 г.) наэлектризовала аудиторию на Международном конгрессе по истории науки в Лондоне. Гессен утверждал, что этот один из самых сложных математических трактатов («Математические начала натуральной философии» Исаака Ньютона. — Прим. XX2 ВЕК) и физика, которую он формализовал, были не просто блестящими идеями отдельного учёного, но отвечали потребностям находящегося на подъёме торгового капитализма XVII века. (далее…)

Роботы и ИИ: утопия или антиутопия? Часть III


По мере роста автоматизации и роботизации производства, разрыв в уровне жизни высококвалифицированных и низкоквалифицированных работников будет расти всё быстрее.
По мере роста автоматизации и роботизации производства, разрыв в уровне жизни высококвалифицированных и низкоквалифицированных работников будет расти всё быстрее. | Иллюстрация — Satoshi Kambayashi, The Economist.

Перевод третьей и последней части материала экономиста Майкла Робертса о роботах и искусственном интеллекте.

В первом посте я утверждал, что, хотя роботы/ИИ являются шагом вперёд в механизации и автоматизации, они не покончат с основным противоречием капиталистического способа производства между стремлением повысить производительность труда и рентабельностью капитала через некоторое время. Как я уже сказал, «со временем, капиталозависимость или сокращение рабочих мест означает, что создаётся меньше новой стоимости (поскольку труд является единственной формой стоимости) по отношению к стоимости инвестированного капитала. Существует тенденция к падению прибыли по мере роста производительности труда. В свою очередь, это в конечном итоге приводит к кризису производства, что останавливает или даже снижает прирост объёма производства от новых технологий. Происходит это только потому, что при современном способе производства инвестиции и производство зависят от рентабельности капитала». (далее…)

Роботы и ИИ: утопия или антиутопия? Часть II


Роботы и ИИ: утопия или антиутопия? Часть II
 — Эй, парень, ты отобрал нашу работу!

Перед вами перевод второй части полемической публикации экономиста Майкла Робертса о том, приведут ли сплошная роботизация и искусственный интеллект к краху капитализма. В первой части говорилось о воздействии этих новых технологий на будущее занятости и производительности. Автор отметил противоречие, которое проявляется в капиталистическом способе производства между повышением производительности, достигаемом за счёт новой технологии, и падением рентабельности.

В этой второй части я хочу рассмотреть влияние роботов и искусственного интеллекта через призму действующего при капитализме марксова закона стоимости. Маркс сделал два ключевых предположения, чтобы объяснить законы развития капиталистического способа производства: 1) только человеческий труд создаёт стоимость и 2) со временем инвестиции капиталистов в технологии и средства производства будут опережать инвестиции в человеческую рабочую силу — по терминологии Маркса, будет происходить рост органического состава капитала. (далее…)

Роботы и ИИ: утопия или антиутопия? Часть I


Роботы и ИИ: утопия или антиутопия? Часть I
Приведут ли роботы к социализму?

Недавно я (автор оригинальной статьи, Майкл Робертс — Michael Roberts, прим. XX2 ВЕК) написал пост о новой книге Пола Мейсона (Paul Mason) Postcapitalism, в которой утверждается, что Интернет, автоматизация, роботы и искусственный интеллект создали новую экономику, которую капитализм не может контролировать. По словам Мейсона, сейчас действуют новые силы, сменившие старую классовую борьбу между капиталом и пролетариатом — такую как её видел Маркс, — сетью сообществ; технология и сети приведут к посткапиталистическому (социалистическому?) миру, развитие которого невозможно остановить.

Я не согласен с тем, что новая технология заменит «старые формы» классовой борьбы, или с тем, раз уж зашла об этом речь, что регулярные и повторяющиеся экономические кризисы при капитализме растворятся в высокой производительности и коротком рабочем дне по мере того как капитализм будет «отмирать».

Но эта дискуссия побудила меня сделать то, что я уже давно собирался — детальнее разобрать вопрос. А именно: каковы последствия этих новых технологий для капитализма? В частности, могут ли роботы и искусственный интеллект захватить мир труда, а значит и экономику в следующем поколении и что это значит для рабочих мест и уровня жизни людей? Будет ли это означать социалистическую утопию в наше время (конец трудов человеческих и гармоничное общество изобилия) или капиталистическую антиутопию (более глубокие кризисы и классовый конфликт)? (далее…)

Начало конца капитализма


Добро пожаловать в век шеринга. Иллюстрация Джо Маги (Joe Magee)
Добро пожаловать в век шеринга. Иллюстрация Джо Маги (Joe Magee).

Незаметно для нас самих мы входим в эру посткапитализма. В центре грядущих перемен — информационные технологии, новые способы труда и экономика совместного пользования. Пройдёт ещё немало времени, пока старые отношения исчезнут, но время утопии уже наступило.

Красные флаги и маршевые песни СИРИЗы на протяжении «греческого кризиса», плюс ожидания того, что банки будут национализированы, на короткое время возродили мечту ХХ века: принудительное разрушение рынка «сверху». Большую часть ХХ века именно таким задумывали левые первый этап экономики вне капитализма. Сила будет применяться рабочим классом — либо на избирательных участках, либо на баррикадах. Рычагом станет государство. Возможность откроют часто повторяющиеся эпизоды экономического краха.

Однако в течение последних 25 лет этот левый проект провалился. Рынок уничтожил план, индивидуализм пришёл на смену коллективизму и солидарности, невероятно разросшаяся в размерах мировая рабочая сила ещё походит на «пролетариат», но уже не мыслит и не ведёт себя как прежде. (далее…)

Мечте навстречу


Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.
Пока что сияющее технологическое будущее создается не только в лабораториях и офисах, но и среди грязи шахт и многолюдья сборочных линий.

Двести или триста лет назад в Европе возникло будущее. Оно расширялось и крепло, захватывая новые регионы планеты, гнало людей в города, на заводы и фабрики, превращая их в пролетариев, оставляло белеть кости индийских ткачей, опутывало земной шар рельсами и проводами. Это будущее назвали капитализмом. Что мы теперь знаем о будущем? То, что в нём всё будет более-менее как сейчас или хуже. У многих людей, рождённых до распада СССР, есть ощущение, что с будущим, в котором они оказались, не всё в порядке. Те, кто родился в девяностые, другого будущего и не знают.

Сегодня основные варианты ожидаемого будущего таковы: 1) тот же капитализм, но с роботами, летающими машинами, искусственными органами в кредит и т.п. 2) катастрофа — тут выбор велик: удар астероида, извержение супервулкана, ядерная война, истощение ресурсов и т.д. Еще есть такой вариант как технологическая сингулярность, пришествие бога из машины — но об этом мы знаем не больше, если не меньше, чем Маркс знал о коммунизме. Да и напоминает этот вариант опять-таки катастрофу — технический прогресс ускоряется, разумные машины осознают себя, выйдут из-под контроля и устроят человечеству — что? То ли рай земной, то ли глобальный холокост. (далее…)