Белки, связанные с болезнью Альцгеймера, не всегда нарушают память

Изменения мозга при болезни Альцгеймера
Выраженность изменений, характерных для болезни Альцгеймера, не всегда влияет на работу памяти.

Некоторым 90-летним удаётся сохранить хорошую память. Даже несмотря на связанные с болезнью Альцгеймера бляшки и клубки, огромное количество которых было обнаружено в из мозге после смерти. Исследователи полагают, что мозг этих людей почему-то оказался невосприимчив к разрушению, обычно вызываемому бляшками и клубками.

Учёные исследовали состояние мозга людей в возрасте 90 лет и старше, чья память работала великолепно, а результаты некоторых тестов были сопоставимы с результатами 50- и 60-летних. Посмертное изучение тканей мозга восьми таких людей выявило признаки болезни Альцгеймера. У двоих были обнаружены лишь отдельные амилоидные бляшки и клубки тау-белка. Ещё у четверых изменения, характерные для болезни Альцгеймера, были выражены в средней степени.

Как ни странно, в образцах тканей мозга ещё двоих добровольцев бляшки и клубки присутствовали в большом количестве. Проведённого анализа было бы достаточно для постановки диагноза «болезнь Альцгеймера». «Эти люди должны были бы страдать деменцией», — сказал соавтор исследования Ченгиз Геула (Changiz Geula) из Файнбергской школы медицины Северо-Западного университета (Northwestern University Feinberg medical school), представлявший результаты работы на ежегодной встрече Нейробиологического общества (Society for Neuroscience, SfN).

Дальнейшие исследования продемонстрировали, что, даже будучи окружёнными характерными для болезни Альцгеймера образованиями, нервные клетки людей, сохранивших ясный ум, продолжали нормально работать. Нейроны таких людей функционировали лучше, чем у тех, кто страдал деменцией — при одинаковой степени поражения тканей амилоидными бляшками и клубками тау-белка.

Исследователи пока не могут объяснить, как обследованным удалось сохранить нормальное мышление и память на фоне патологических изменений тканей мозга. «Удивительно, что такие люди вообще существуют, — отметил Геула. — Мы должны понять, почему».